Нифедипин в лечении артериальной гипертонии у беременных: за и против

Н.К. Рунихина, Б.Я. Барт, О.Н. Ткачева, Российский государственный медицинский университет Росздрава, г. Москва

Артериальная гипертония (AГ) встречается у 5-15% беременных и существенно осложняет ее прогноз; она является основной причиной материнской смертности, преждевременных родов, перинатальных потерь и сердечно-сосудистых заболеваний. Выделяют два принципиально разных по патогенезу варианта АГ: хроническую и гестационную. Первый вариант включает АГ любой этиологии, которая наблюдалась у женщины до беременности либо была диагностирована до 20-й недели ее развития. Гестационная АГ индуцируется беременностью, развивается во второй половине (после 20-й недели гестации), характеризуется нарушением полиорганной перфузии и при прогрессировании может трансформироваться в наиболее тяжелые осложнения беременности – преэклампсию (гестационная АГ и протеинурия) и эклампсию, выражающуюся присоединением судорог. У беременных с АГ примерно в 30% случаев диагностируется хроническая АГ, а гестационная АГ, преэклампсия и эклампсия – в 70% [14,17]. Хроническая АГ наблюдалась у 72% женщин с повышенным артериальным давлением (АД) после 20-й недели беременности; у 75% из них развилась преэклампсия [62]. Предшествующая, даже мягкая, хроническая АГ увеличивает риск развития преэклампсии в 2 раза, тем самым значительно ухудшая прогноз беременности и родов [1, 54].
Тактика ведения беременных и родовспоможения при различных формах АГ существенно отличается. Благоприятное для матери снижение АД может быть сопряжено с ухудшением маточно-плацентарного кровотока, гемодинамики плода и задержкой его внутриутробного развития [36, 58]. Согласно Европейским рекомендациям по диагностике и лечению АГ у беременных при неосложненном течении мягкой и умеренной АГ, можно ограничиться рядом немедикаментозных мероприятий, прежде всего организацией лечебно-охранительного режима. Фармакотерапия АГ антигипертензивными препаратами (АГП) рекомендована при АД ≥ 150/95 мм рт. ст. При наличии хронической АГ и поражения органов-мишеней или тяжелых сопутствующих заболеваний, которые могут влиять на прогноз, а также при преэклампсии либо при раннем (до 28-й недели) развитии гестационной АГ АГП назначают при АД ≥ 140/90 мм рт. ст. [60]. Осложнение беременности с развитием гестационной АГ и преэклампсии требует госпитализации. Проведение комплекса лечебных мероприятий способствует улучшению прогноза. Родоразрешение в такой ситуации является наиболее патогенетически обоснованным и радикальным. Гестационная АГ и преэклампсия наиболее часто наблюдаются непосредственно перед родами. Развитие этих состояний в последние недели беременности и в родах, как правило, имеет минимальный риск возникновения осложнений у матери и новорожденного. Напротив, появление гестационной АГ и/или преэклампсии до 35-й недели беременности приводит к развитию тяжелых материнских и перинатальных осложнений и потерь. Решение вопроса немедленного родоразрешения или пролонгации беременности зависит от срока беременности, зрелости плода и тяжести состояния матери [58]. Подготовка к родам и проведение последних целесообразны при достаточной зрелости плода. До 34-й недели беременности при нетяжелой гестационной АГ используют антигипертензивную терапию, позволяющую пролонгировать беременность и улучшить функциональное состояние плода [3, 8, 10, 28, 45]. Существуют данные о том, что на исход беременности и родов при преэклампсии влияет, прежде всего, уровень повышенного АД, в меньшей степени прогноз зависит от тяжести протеинурии. Назначение АГП является основным компонентом лекарственной терапии преэклампсии, позволяющей избежать осложнения у матери и плода [24]. Возможности применения современных АГП при АГ у беременных ограничиваются рядом обстоятельств, среди которых основными являются отсутствие по этическим соображениям достаточного количества рандомизированных контролируемых плацебо исследований у этой категории пациенток. Существующие в настоящее время зарубежные и отечественные рекомендации по ведению больных с АГ (Седьмой доклад Объединенного Национального комитета по профилактике, диагностике, оценке и лечению АГ, США 2003; Рекомендации Европейского Общества Гипертонии и Европейского Общество Кардиологов, 2003; а также ВНОК, 2003) и рекомендации Комитета экспертов Европейского кардиологического общества по ведению беременных с сердечно-сосудистыми заболеваниями (2003) основаны на многолетних и значительных наблюдениях по использованию ряда АГП, эффективность и безопасность которых для матери и плода подтверждена клиническими исследованиями. Из имеющегося многообразия групп АГП для лечения АГ у беременных названы метилдопа, β-адреноблокаторы (β-АБ), α-β-АБ (лабеталол), антагонисты кальция (АК) и некоторые вазодилататоры миотропного действия [12, 36, 59, 60]. Нифедипин, как наиболее изученный препарат группы АК, занимает одно из лидирующих положений в списке АГП, используемых для лечения АГ в период гестации. Анализ накопленного к настоящему времени отечественного и зарубежного опыта по применению нифедипина в акушерской практике позволяет клиницистам выделить наиболее существенные положительные лечебные эффекты, обозначить возможные ограничения для применения, отметить и, возможно, развеять существенные предостережения в использовании нифедипина при АГ у беременных.
История использования нифедипина в акушерской практике началась с применения в качестве снижающего родовую деятельность токолитического средства при угрозе прерывания беременности. В исследованиях, посвященных изучению токолитических свойств нифедипина, отмечалась его эффективность и безопасность [42]. Угроза прерывания беременности существует у каждой четвертой женщины с АГ [15, 24], поэтому сочетание антигипертензивного и токолитического действий нифедипина в таких случаях повышало его эффективность.
Нифедипин как токолитик имеет ряд дополнительных преимуществ перед другими препаратами, использующимися в аналогичных ситуациях. Проведенный метаанализ продемонстрировал его большую по сравнению с β-миметиками эффективность при наличии опасности развития преждевременных родов, что в дальнейшем сопровождалось значительным снижением частоты и объема использования интенсивной терапии у новорожденных, а также уменьшением риска развития респираторного дистресс-синдрома [52]. Однако существуют отдельные сообщения, ставящие под сомнение токолитический эффект нифедипина. При применении препарата в дозе 20 мг per os каждые 4-6 часов у женщин на 24-33-й неделе беременности с целью ее продления не было обнаружено достоверного увеличения срока по сравнению с контрольной группой, не использовавшей токолитические средства [26]. Нифедипин по токолитическому эффекту незначительно уступает антагонисту окситоцина – атосибану [41].

Основные механизмы действия нифедипина
АК применяются в кардиологии более 30 лет. Широкому использованию их в клинической практике способствуют подтвержденные в ряде крупных клинических исследований высокие антигипертензивная и антиангинальная эффективности, хорошая переносимость и отсутствие неблагоприятных метаболических влияний. Механизм действия нифедипина заключается в блокаде медленных кальциевых каналов, ингибировании транспорта ионов Са2+ через мембрану гладкомышечных клеток сосудов без влияния на его концентрацию в плазме крови, но с уменьшением накопления внутри клеток. Это вызывает расширение артерий и артериол, что уменьшает общее периферическое сосудистое сопротивление (ОПСС) и, следовательно, снижает АД и нагрузку на сердце. Нифедипин пролонгированного действия (SR), обладая прямым коронаролитическим эффектом, улучшают снабжение миокарда кислородом и уменьшают потребности в нем, что позволяет применять их при лечении стенокардии. Выраженная вазодилатация на фоне приема нифедипина обусловлена не только блокадой кальциевых каналов, но и стимуляцией высвобождения эндотелиальными клетками оксида азота, являющегося мощным природным вазодилататором. Оксид азота высвобождается также из тромбоцитов, что содействует антигипертензивному и антитромботическому эффектам. Нифедипин усиливает синтез другого вазодилататора – брадикинина [9, 33]. Сосудистый спазм любой локализации, включая вазоспастическую стенокардию, служит показанием к назначению нифедипина. Последний оказывает дополнительные антиокислительное и антиатерогенное действия – стабилизация плазматической мембраны, препятствующая проникновению и депонированию свободного холестерина в сосудистой стенке, что позволяет назначать его при стабильных формах стенокардии. У пациентов со стенокардией в сочетании с АГ не рекомендуется широкое использование дигидропиридинов короткого действия из-за возможных ишемических осложнений при быстром падении АД и развитии рефлекторной тахикардии, уменьшающих коронарную перфузию и увеличивающих потребности миокарда в кислороде. Имеются сообщения о том, что при использовании нифедипина короткого действия в больших дозах (> 60 мг/сут) повышается смертность больных после инфаркта миокарда (ИМ). При недостаточности кровообращения, нестабильной стенокардии и остром ИМ назначение нифедипина короткого действия противопоказано. Однако его применение у других категорий больных не вызывает опасений [31, 53]. Позднее проведенные многочисленные рандомизированные клинические исследования с использованием дигидропиридиновых АК SR не обнаружили каких-либо оснований, позволяющих сомневаться в их безопасности [5, 11].
Побочные эффекты нифедипина невелики, обусловлены вазодилатацией и ограничиваются появлением головной боли, покраснением лица, отеком лодыжек. Редко возникают ортостатическая гипотония, сердцебиение, сердечная недостаточность, головокружение и слабость.
Лечение АГ у всех пациентов, включая беременных, предусматривает оптимальный контроль за уровнем АД в течение суток, поэтому одним из принципов современной фармакотерапии данной патологии является использование препаратов длительного действия. Нифедипин SR способен обеспечить плавное и устойчивое снижение АД, не вызывает значительных колебаний в его суточном профиле, уменьшает проявление неблагоприятных эффектов дигидропиридинов. Длительное лечение АГ исключает применение нифедипина короткого действия, который может быть рекомендован только для купирования нетяжелых гипертонических кризов при условии индивидуального выбора лечения с учетом возможных противопоказаний и взаимодействия с другими препаратами.
Дигидропиридиновые АК способствуют предупреждению прогрессирования поражения органов-мишеней при АГ. Длительное использование (в течение ≥ 1 года) нифедипина вызывает обратное развитие гипертрофии миокарда левого желудочка, способствует снижению риска инсульта. В Европейских рекомендациях по ведению больных с АГ (2003) дигидропиридиновые АК показаны как препараты выбора у пациентов пожилого возраста, с изолированной систолической АГ, стенокардией, заболеваниями периферических сосудов, атеросклерозе сонных артерий, а также при беременности [36].

Эффективность применения нифедипина
АГ при беременности, прежде всего гестационная и преэклампсия, характеризуется прогрессированием и в некоторых случаях (эклампсия) катастрофически быстрым развитием осложнений. Нифедипин, являясь активным вазодилататором, уменьшающим ОПСС, сохраняет при беременности высокую антигипертензивную эффективность, о чем свидетельствует ряд отечественных и зарубежных исследований. Нифедипин при однократном приеме является эффективным препаратом у беременных с кризовым течением АГ, быстро и безопасно снижая повышенное АД [23, 55]. При длительном, регулярном применении с контролем АД нифедипин препятствует его резкому повышению [27].
Были описаны особенности антигипертензивного действия препарата при различных вариантах течения АГ у беременных [21]. При этом использовали метод
24-часового суточного мониторирования АД для оценки антигипертензивной активности препарата при 7-14-дневном применении у пациенток с хронической АГ, а также у женщин с развившейся преэклампсией. В обеих группах наблюдался достоверный антигипертензивный эффект, но были выявлены различия в изменениях суточного ритма АД. В группе пациенток с преэклампсией более значительное снижение АД регистрировалось преимущественно в вечерние и ночные часы. При хронической АГ наблюдалось равномерное снижение АД в течение суток.
По данным отдельных авторов, нифедипин по своему антигипертензивному действию не уступает, а в некоторых случаях имеет преимущества перед другими АГП, рекомендованными для быстрого при кризах и длительного снижения и контроля АД у беременных [61]. Рандомизированное двойное слепое исследование эффектов нифедипина и лабеталола при неотложных гипертензивных состояниях в период беременности продемонстрировало, что при пероральном применении нифедипина желаемый эффект достигался быстрее, чем при внутривенном введении лабеталола [61]. Имеются литературные данные о том, что антигипертензивный эффект нифедипина был сопоставим с эффектами метилдопы, β-АБ и их комбинаций у пациенток с преэклампсией [40].
При исследовании трех вариантов лечения (внутривенном введение гидралазина, лабеталола и использование нифедипина per os) не было обнаружено преимуществ ни одного из препаратов. Их антигипертензивная эффективность у первородящих беременных с АГ была одинаковой, но в группе повторнородящих лабеталол оказался более эффективным [38]. Сравнительное изучение нифедипина и гидралазина при тяжелой преэклампсии в рамках проспективного рандомизированного клинического исследования выявило одинаковый антигипертензивный эффект препаратов при менее выраженном неблагоприятном влиянии нифедипина на плод. В группе нифедипина оценка новорожденных по шкале Апгар была достоверно выше [63]. Сообщается о том, что новорожденные дети, матери которых получали нифедипин с целью контроля уровня АД, имели достоверно больший вес при рождении по сравнению с группой, в которой использовался гидралазин. Исследователи обращают внимание на удобство, безопасность и предсказуемость в использовании нифедипина по сравнению с гидралазином при одинаковом антигипертензивном эффекте препаратов [44].
В ходе другого рандомизированного исследования получены данные о том, что у беременных с преэклампсией при назначении нифедипина необходимость повторного приема препарата возникала реже и по сравнению с гидралазином удлинялся период до последующего повышения АД. У повторнородящих пациенток нифедипин быстрее снижал уровень АД. При длительном применении в условиях тяжелой преэклампсии нифедипин по сравнению с гидралазином проявлял более выраженный антигипертензивный эффект. Выявленные определенные преимущества нифедипина перед гидралазином позволили рекомендовать его к использованию в качестве препарата первой линии при АГ у беременных [18].
Опыт применения АК при АГ у беременных пока уступает более длительному использованию метилдопы и β-АБ. Основываясь на имеющихся данных многочисленных исследований, Комитет экспертов Европейского кардиологического общества по ведению беременных с сердечно-сосудистыми заболеваниями (2003) рекомендует использовать АК дигидропиридиновой группы при остром и хроническом повышении АД у беременных в случаях, когда оно рефрактерно к терапии метилдопой или β-АБ либо существуют противопоказания для назначения указанных лекарственных средств [2, 6, 30, 47, 54, 58, 60].
Нифедипин при использовании в качестве препарата второй линии на фоне недостаточной эффективности метилдопы у женщин с гестационной АГ или преэклампсией оказался более эффективным и безопасным лекарственным средством по сравнению с празозином, ассоциирующимся с повышенной частотой антенатальной гибели плода [37].
Для купирования острого повышения АД во время беременности можно использовать нифедипин короткого действия (коринфар®, AWD, Германия, подразделение PLIVA). Препарат назначается в дозе 10 мг/сут per os однократно. При необходимости прием можно повторить. Средняя суточная доза составляет 40 мг (4 таблетки по 10 мг). При хроническом повышении АД предпочтительней использовать ретардную форму нифедипина (коринфар® ретард), содержащий 20 мг активного вещества. Суточная доза также составляет 40 мг, кратность приема – 2 раза в день.

Особенности и преимущества эффектов нифедипина
Гемодинамические эффекты нифедипина при гестационной АГ являются благоприятными. Препарат уменьшает ОПСС, увеличивает сердечный индекс, при этом не изменяет частоту сердечных сокращений плода [55].
Использование нифедипина при АГ у беременных обосновано с точки зрения патогенеза. В настоящее время существуют многочисленные данные о механизмах возникновения гестационной АГ и преэклампсии, среди которых наиболее значимыми признаны патологические изменения в области спиральных артерий плаценты при неполноценной инвазии трофобласта. Происходит ремоделирование спиральных маточных артерий и высвобождение малоизученных до настоящего времени факторов, механизм действия которых сводится к нарушению функции эндотелия [29]. Генерализованная эндотелиальная дисфункция ведет к спазму сосудов и нарушению тканевой перфузии, а также к активации свертывающей системы с возникновением синдрома диссеминированного внутрисосудистого свертывания крови [13-15]. Нифедипин не только эффективно снижал АД, но и увеличивал эндотелий-зависимую вазодилатацию плечевой артерии в пробе с реактивной гиперемией [15]. Использование корригирующей эндотелиальную дисфункцию способности нифедипина у беременных с преэклампсией является патогенетически обоснованным.
Одним из дополнительных гемодинамических проявлений действия препарата является его способность улучшать мозговой кровоток. Проведенное исследование среди беременных, которые требовали неотложной или длительной антигипертензивной терапии, с ультразвуковым определением кровотока в средней мозговой артерии при применении нифедипина и метилдопы выявило снижение АД и скоростных показателей в средней мозговой артерии в обеих группах с преимуществом для нифедипина, влияние которого оказалось более значимым и продолжительным. Изменение скорости кровотока в мозговой артерии происходило независимо от изменений АД или частоты сердечных сокращений. Снижение мозгового кровотока при использовании нифедипина или метилдопы подтверждает существование вазоспазма церебральных артерий у женщин с преэклампсией и прямого вазодилатирующего эффекта используемых АГП [57].
В отдельных работах приводятся сведения о других положительных эффектах при назначении нифедипина при АГ у беременных. Был обнаружен дополнительный диуретический эффект: нифедипин достоверно увеличивает мочеотделение на протяжении суток у беременных с гестационной АГ [61]. Отмечено снижение протеинурии у беременных с сахарным диабетом на фоне приема препарата [20]. Имеются сообщения о его способности снижать выработку тромбоцитами тромбоксана А2, что способствует улучшению микроциркуляции при АГ [50].

Безопасность нифедипина при беременности
Дигидропиридиновые АК (нифедипин, нифедипин SR), согласно существующей классификации Управления по контролю качества пищевых продуктов и лекарственных средств США, относятся к классу С, то есть к препаратам, в экспериментальных исследованиях которых выявлен риск для плода (тератогенное, эмбриотоксическое действие), поэтому у беременных лекарственные средства могут назначаться в случаях, когда ожидаемый терапевтический эффект превышает потенциальный риск для плода [2, 4, 14].
Нарушение эмбриогенеза при применении некоторых АК было установлено в эксперименте на лягушках, однако в клинических исследованиях не наблюдалось повышения частоты врожденных аномалий под влиянием АК [16, 18, 19, 25, 27, 32, 46, 47, 60, 61]. Данные небольшого ретроспективного исследования показали, что нифедипин и верапамил не повышали частоту врожденных аномалий у детей, матери которых принимали препарат в I триместре гестации [48]. Высказанные ранее опасения о тератогенных эффектах дигидропиридинов не нашли своего подтверждения при обследовании беременных, лечившихся нифедипином в I триместре [43, 45, 47]. В настоящее время наибольший клинический опыт имеется по использованию дигидропиридиновых АК у беременных во II и III триместрах. В работах, посвященных изучению токолитического и антигипертензивного эффектов нифедипина у беременных, отмечается безопасность препарата, отсутствие неблагоприятного влияния на плод и новорожденного, в том числе при длительном (18 месяцев) наблюдении за детьми, матери которых применяли нифедипин во время беременности [22, 27, 42, 52, 56].
Исследование маточно-плацентарного кровотока, а также кровотока в пупочной артерии, аорте, внутренней сонной артерии плода в условиях длительного использования нифедипина per os в дозе 40-80 мг/сут у женщин с преэклампсией на 26-35-й неделе беременности не обнаружило достоверного его нарушения при снижении у матери систолического и диастолического АД [51]. Сходные результаты приводятся в работах других исследователей.
По данным ультразвукового исследования внутрисердечной гемодинамики и кровотока в среднемозговых артериях у плода, а также маточно-плацентарного кровообращения при неотложном назначении нифедипина в качестве токолитического препарата у соматически здоровых женщин перед родами регистрировали стабильность кровотока [35]. Продолжение исследования тех же авторов по изучению маточного и пупочного кровотока, а также кровотока в среднемозговых артериях плода и его внутрисердечной гемодинамики при более длительном применении (48 часов наблюдения) нифедипина в качестве токолитического препарата в целом подтвердило ранее выявленные изменения. На фоне достоверного снижения АД у матери была обнаружена стабильная внутрисердечная гемодинамика плода, неизмененный кровоток в пупочной артерии и некоторое снижение церебрального кровотока плода [34].
Сублингвальное применение нифедипина не рекомендовано при беременности, поскольку существует опасность резкого неконтролируемого падения АД. Индуцированная гипотония, безусловно, отрицательно сказывается на плацентарном кровотоке и церебральной гемодинамике матери [7, 39]. Нифедипин короткого действия нежелательно использовать при длительном лечении АГ у беременных, поскольку, обладая максимальным по сравнению с амлодипином, клофелином, атенололом, небивололом и метилдопой антигипертензивным эффектом, он проявил максимальную вариабельность АД по данным суточного мониторирования [15]. Повышенная вариабельность АД, как известно, является неблагоприятным фактором, способствующим нарушению органного кровообращения и развитию осложнений.
В схему медикаментозного лечения преэклампсии входит внутривенное (реже внутримышечное) введение сульфата магния. Основной целью назначения этого препарата служит профилактика эклампсии. Сульфат магния обладает противосудорожным эффектом, увеличивает мозговой кровоток, уменьшает отечность мозговой ткани; препарат положительно влияет на маточно-плацентарный кровоток, увеличивая его, обеспечивает нормальную жизнедеятельность плода. Внутривенное ведение препарата сопровождается кратковременным снижением АД, что в условиях преэклампсии, безусловно, является положительным фактором. Существовавшее ранее мнение об опасной комбинации нифедипина и сульфата магния в связи с возможностью развития гипотензии, угнетения сократимости миокарда, ИМ и нервномышечной блокады [2, 16, 32, 36, 60] не находит подтверждения в других исследованиях, где был проведен ретроспективный анализ 162 случаев одновременного применения сульфата магния и нифедипина у женщин с преэклампсией. Сравнивали частоту развития гипотензии, нейромышечной блокады и других серьезных, связанных с назначением магния сульфата осложнениями. В группу контроля вошли пациентки с преэклампсией (215 наблюдений), у которых сульфат магния назначали либо изолированно, либо в сочетании с каким-то другим антигипертензивным препаратом. Отсутствие достоверного увеличения риска серьезных, связанных с сульфатом магния, эффектов в исследуемой группе позволило сделать вывод о безопасности одномоментного использования нифедипина и сульфата магния. Однако действующие в настоящее время рекомендации по ведению беременных с АГ содержат предостережения об опасности комбинации сульфата магния и нифедипина [36, 60].

Выводы
Нифедипин – эффективное и безопасное лекарственное средство при АГ у беременных. Применение его возможно для лечения острого и хронического повышения АД во время беременности. Патогенетическая обоснованность использования нифедипина позволяет рекомендовать его в качестве препарата выбора для лечения гипертензивных состояний у беременных.

Литература
1. Баранова Е.И. Артериальная гипертензия у беременных // Артериальная гипертензия. – 2006. – № 12 (1). – С. 7-15.
2. Верткин А.Л., Мурашко Л.Е., Ткачева О.Н., Тумбаев И.В. Артериальная гипертония у беременных: механизмы формирования, профилактика, подходы к лечению // РКЖ. – 2003. – № 6. – 59-65.
3. Давидович И.М., Блощинская И.А., Петричко Т.А. Артериальная гипертония и беременность: механизмы формирования, эффективность амлодипина (нормодипина) // РМЖ. – 2003. – № 4. – С. 197-200.
4. Еремина Ю.Н., Леонова М.В., Белоусов Ю.Б. и др. Влияние современных антигипертензивных препаратов на микропротеинурию // Фарматека. – 2003. – № 12. – С. 1-5.
5. Карпов Ю.А., Буза В.В. Антагонисты кальция и лечение артериальной гипертонии // РМЖ. – 2005. – № 13 (19). – С. 1258-1261.
6. Кобалава Ж.Д., Гудков К.М. Секреты артериальной гипертонии: ответы на ваши вопросы. – М., 2004. – 244 с.
7. Кобалава Ж.Д., Серебрянникова К.Г. Артериальная гипертония, ассоциированные расстройства при беременности // Сердце. – 2002. – № 1 (5). – С. 224-250.
8. Кулаков В.И., Мурашко Л.Е. Новые подходы к терминологии, профилактике и лечению гестоза // Акушерство и гинекология. – 1998. – № 5. – С. 3-6.
9. Лупанов В.П. Дигидропиридиновые антагонисты кальция в лечении больных ишемической болезнью сердца и артериальной гипертонией // РМЖ. – 2005. – № 13 (19). – С. 1282-1286.
10. Макаров О.В., Николаев Н.Н., Волкова Е.В. Артериальная гипертензия у беременных. Только ли гестоз? – М.: ГЭОТАР Медия, 2006. – 176 с.
11. Марцевич С.Ю. Нифедипин: что показал 30-летний опыт клинического использования // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. – 2005. – № 2. – С. 4-8.
12. Профилактика, диагностика и лечение артериальной гипертензии: Российские рекомендации (второй пересмотр). – М., 2004. – 20 с.
13. Резник В.А. Вазоактивные факторы в патогенезе преэклампсии // Артериальная гипертензия. – 2006. – № 12 (1). – С. 22-31.
14. Ткачева О.Н., Барабашкина А.В. Актуальные вопросы патогенеза, диагностики и фармакотерапии артериальной гипертонии у беременных. – М.: ПАГРИ, 2006. – 140 с.
15. Тумбаев И.В. Сравнительная оценка эффективности и безопасности гипотензивной терапии у беременных с гестозом и гипертонической болезнью / Автореферат к.м.н. – М., 2006.
16. Ушкалова Е.А. Лечение артериальной гипертонии во время беременности // Фарматека. – 2003. – № 11. – С. 27-32.
17. Шехтман М.М., Бурдули Г.М. Болезни органов дыхания и кровообращения у беременных. – М.: Триада-Х, 2002. – 232 с.
18. Aali B.S., Nejad S.S. Nifedipin or hydralasine as a first-line agent to control hypertension in severe preeclampsia // Acta Obstet Gynecol Scand. – 2002. – Vol. 81 (1). – P. 25-30.
19. Ariyuki F. Effects of diltiazem hydrochloride on embryonic devel-opment: species differences in the susceptibility and stage specificity in mice, rats and rabbits // Okajimas Folia Anat Jpn. – 1975. – P. 103-117.
20. Bakris G. The effects of calcium antagonists on renal hemodynamics, urinary protein excretion, and glomerular morphology in diabetic states // J Am Soc Nephrol. – 1991. – Vol. 2. – P. 21-29.
21. Benedetto C., Zonca M., Giarola M. et al. 24-hour blood pressure monitoring to evaluate the effects of nifedipine in pre-eclampsia and in chronic hypertension in pregnancy // Br J Obstet Gynaecol. – 1997. – Vol. 104 (6). – P. 682-688.
22. Bortolus R., Ricci E., Chatenoud L., Perezzini F. Nifedipin administered in pregnancy: effect on the development of children at 18 months // BJOG. – 2000. – Vol. 107 (6). – P. 792-794.
23. Brown M.A., Buddle M.L., Farrell T. et al. Efficacy and safety of nifedipine tablets for the acute treatment of severe hypertension in pregnancy // Am J Obstet Gynecol. – 2002. – Vol. 187 (4). – P. 1046-1050.
24. Buchbinder A., Sibai B.M., Caritis S. et al. Adverse perinatal out-comes are significantly higher in severe gestational hypertension than in mild preeclampsia // Am J Obstetr Gynecol. – 2002. – Vol. 186 (1). – P. 66-71.
25. Burgess A.M., Vere D.W. Teratogenic effects of some calcium channel blocking agents in Xenopus embryos // Pharmacol Toxicol. – 1989. – Vol. 64. – P. 78-82.
26. Carr D.B., Clarc A.L., Kernek K., Spinnato J.A. Maintenance oral nifedipine for preterm labor: randomized clinical trial // Am J Obstet Gynecol. – 1999. – Vol. 181 (4). – P. 822-827.
27. Caruso A., Ferrazzani S., de Carolis S. et al. The use of nifedipin as first-line hypotensive therapy in gestational hypertension // Minerva Ginecol. – 1994. – Vol. 46 (5). – P. 279-284.
28. Cifkova R. Hypertension in pregnancy // Wtr Lek. – 2006. – Vol. 52 (3). – P. 263-270.
29. Dorup I., Skajaa K., Sorenses K.E. Normal pregnancy is associated with enhanced endothelium-dependent flow-mediated vasodilation // Am J Physiol Heart Circ Physiol. – 1999. – Vol. 276 (3). – P. 821-825.
30. Flack J.M., Peters R., Mehra V.C., Nasser S.A. Hypertension in special populations // Cardiol Clin. – 2002. – Vol. 20 (2). – P. 303-311.
31. Furberg C.D., Psaty B.M., Meyer J.V. Dose-related increase in mortality in patients with coronary heart disease // Circulation. – 1995. – Vol. 92. – P. 1326-1331.
32. Gifford R.W., August P.A., Cunningham G. et al. Report of the National High Blood Pressure Education Program Working Group on High Blood Pressure in Pregnancy // Am J Obstet Gynecol. – 2000. – Vol. 183 (1). – P. 1-22.
33. Grossman E., Messerli F.H. Calcium antagonists. Progress in Cardiovascular Dis. – 2004. – Vol. 47 (1). – P. 34-57.
34. Gucly S., Gol M., Saygili U. et al. Nifedipine therapy for preterm labor: effects on placental, fetal cerebral and atrioventricular Doppler parameters in the first 48 hours // Ultrasound Obstet Gynecol. – 2006. – Vol. 27 (4) . – P. 403-408.
35. Gucly S., Saygili U., Dogan E. et al. The short-term effect of nifedipine tocolysis on placental, fetal cerebral and atrioventricular Doppler waveforms // Ultrasound Obstet Gynecol. – 2004. – Vol. 24 (7). – P. 761-765.

Полный список литературы, включающий 63 пункта, находится в редакции.

Поделиться с друзьями: