Разделы: Обзор |

К вопросу о диагностике и лечении цервикалгий

Т.В. Мироненко, д.мед.н., профессор, Луганский государственный медицинский университет О.Ю. Рыбалка, заведующая неврологическим отделением Луганской областной клинической больницы Е.Г. Леонова, Луганская областная клиническая больница Е.В. Кулешова, заведующая терапевтическим отделением Луганской областной клинической больницы № 2
Одно из ведущих мест в структуре вертеброгенной боли занимают цервикалгии. По данным ряда исследователей, в течение года боль в позвоночнике испытывает до 66% населения, при этом выраженная боль встречается в 7% случаев, у 8% пациентов она ограничивает трудоспособность. Острая боль в шейном отделе позвоночника хотя бы однократно отмечается практически у каждого человека, в 14-16% наблюдений она трансформируется в пролонгированную длительностью до 3 мес, а в 8-10% наблюдений трактуется как хроническая цервикалгия [1, 10]. Именно подобный характер болевых ощущений превалирует в структуре причин обращаемости за медицинской помощью. По данным различных эпидемиологических исследований, у 20% всех первичных пациентов на амбулаторном приеме основной причиной обращения является боль в шейном отделе позвоночника. Результаты эпидемиологического исследования, включавшего опрос более 46 тыс. жителей Израиля и разных стран Европы, показали, что болью в спине различной локализации страдает 24% населения, болью в поясничной области – 18%, а болью в области шеи – 8% [15].
Несмотря на то что именно этот вид боли отличается доброкачественным течением, нередко с полным функциональным восстановлением, около 30% пациентов оказываются нетрудоспособными в момент обострения. При этом огромное разнообразие причин, вызывающих боль в шейном отделе позвоночника, не позволяет говорить о едином патологическом процессе и выработать стандартный методологический подход к диагностике и лечению данного вида алгического расстройства.
Боль в шее является неспецифическим симптомом и может быть обусловлена множеством причин. Своевременная диагностика факторов риска цервикалгий имеет огромное значение для профилактики их прогредиентности, хронизации болезни, а также для предупреждения продолжительной нетрудоспособности больных. В большинстве случаев точно установить источник болевой импульсации не представляется возможным.
Преимущественно дорсалгии шейного уровня обусловлены функциональными и дистрофическими изменениями в тканях опорно-двигательного аппарата (фасции, мышцы, сухожилия, связки, суставы, межпозвоночные диски) с вовлечением структур периферической и центральной нервной системы (задние корешки, спинальные нервы, чувствительные и вегетативные ганглии, мозговые оболочки, сосуды).
Каждый из этих отделов нервной системы может по-своему реагировать на повреждение выбросом биохимически и иммунологически активных провоспалительных медиаторов – цитокинов, лейкотриенов, активацией чувствительных рецепторов. Указанные изменения запускают весьма сложные и еще не до конца изученные нейрофизиологические механизмы формирования нейропатической боли. Появление болевой импульсации сопровождается, как правило, рефлекторной мышечно-тонической реакцией, приводящей к иммобилизации пораженного участка тела. Однако физиологическая функция спазмированной мышцы впоследствии трансформируется в дополнительный источник боли, что способствует ее сенситизации. При этом поражение мышцы может быть первичным по отношению к морфофункциональным изменениям позвоночника.
Немаловажную роль в формировании болевой импульсации играет появление функциональных блоков – фасеточных суставов (сублюксация, подвывих), часто способствующих развитию спондилоартроза и остеохондроза (рис. 1). Блокирование является обязательным компонентом в пораженных суставах, формируя клинические признаки вертеброгенной патологии. Установлено, что процессы дегенерации в межпозвоночных и периферических суставах принципиально не отличаются. Кроме того, источником боли в позвоночнике может стать надрыв дистрофически измененных связок (лигаментоз), спондилолистез. Следствием спондилолистеза, грыж межпозвоночных дисков, образования задних остеофитов, гипертрофии связок, спондилоартроза с гипертрофией суставных фасеток, травм позвоночника, гипертрофии и оссификации задней продольной связки может стать приобретенный стеноз (5% случаев боли в спине) [9]. Представления о взаимодействии периферических «проалгических» стимулов, рефлекторных механизмов на уровне спинного мозга, центральных сенсорных систем, модулирующих боль, а также вопросы связи болевого ощущения с эмоциональным ответом находятся лишь на пороге понимания.

kvoprosuodiagnostikezerkv1.jpg

Факторы риска развития боли в шейном отделе позвоночника можно разделить на корригируемые, которые можно устранить (основа преждевременного развития хронического течения боли в спине), и некорригируемые (наследственность, возраст, пол). К корригируемым факторам риска могут быть отнесены:
• профессиональные (тяжелая физическая работа, статические нагрузки на позвоночник, монотонный физический труд, предусматривающий вынужденное положение тела, частые наклоны и повороты головы; сидячая работа);
• психосоциальные (мышечный дистресс, вызванный пребыванием в условиях острого и/или хронического стресса);
• индивидуальные соматические особенности (аномалии краниовертебрального перехода, шейно-грудной сколиоз, кифосколиоз, сутулость ввиду слабости мышечного корсета и отсутствия регулярных занятий спортом);
• индивидуальные физические особенности (противоестественное положение тела, монотонные стереотипные движения, статичность позы и др.);
• влияние метеофакторов (локальное и общее переохлаждение);
• нерациональное питание и заболевания ЖКТ (нарушения всасывания витаминов группы В, потребление пищи с большим количеством пуриновых оснований, избыточная масса тела);
• курение, злоупотребление алкоголем, наркотиками [3].
Таким образом, корригируемые факторы риска достаточно широко распространены, но могут быть устранены или их действие может быть ограничено по времени. На фоне таких предрасполагающих факторов достаточно переохлаждения, неловкого движения, острой стрессовой ситуации, чтобы сформировался болевой синдром. Некорригируемые факторы риска появления цервикалгий обусловлены врожденными или приобретенными изменениями в шейных двигательных сегментах, их иннервационном аппарате. Методы коррекции морфоструктурных и функциональных нарушений ограничены и сводятся к мероприятиям, улучшающим микроциркуляцию и устраняющим метаболические изменения в указанной зоне. Последнее обстоятельство необходимо учитывать при проведении лечебно-профилактических мероприятий.
Диагностика боли в шейном отделе позвоночника включает установление как характера алгического расстройства, так и его связи с выполняемыми статическими и динамическими нагрузками. При выявлении источника боли в шее проводят ее субъективную оценку, опрос и осмотр пациента, исследование функции мышц, суставно-связочного аппарата всего позвоночника и кранио-вертебрального перехода, а также корешков спинномозговых нервов. При исследовании мышц позвоночника и суставно-связочного аппарата определяют степень нарушения функции пораженного шейного отдела позвоночника и плечевых суставов, пальпируют болезненные зоны воротниковой области и верхних конечностей – выявляют наличие участков микродеструкции, триггерных точек (ТТ) и очагов миогелоза, степень мышечного напряжения, наличие неврологических нарушений [6].
Важным диагностическим методом в определении характера процесса является нейровизуализация (компьютерная и магнитно-резонансная томография, функциональная рентгенография), направленная на определение источника боли, оценку выраженности морфофункциональных изменений в позвоночнике и спинном мозге (рис. 2-5).

kvoprosuodiagnostikezerkv2.jpg

kvoprosuodiagnostikezerkv3.jpg

Использование параклинических методов диагностики позволяет исключить ряд заболеваний, имеющих сходную с неспецифическими болевыми синдромами клиническую картину (новообразования и воспалительные поражения спинного мозга, корешков, костей позвоночника, шейная спинальная травма, заболевания сердца, легких и др.). Клиническими признаками, которые заставляют усомниться в неспецифическом характере процесса и которые требуют детального обследования пациента, являются симптомы-индикаторы более серьезной спинальной патологии:
• отсутствие факта боли в шее в анамнезе;
• высокая интенсивность боли, резистентная к анальгетикам;
• перенесенная накануне черепно-мозговая травма либо травма позвоночника;
• отсутствие зависимости интенсивности боли от положения тела и движений головы;
• ночная боль в шее и головная боль;
• возраст моложе 20 и старше 55 лет [11];
• факторы риска развития спинальной инфекции (наличие очагов хронической инфекции в легких, персистирующей вирусной инфекции, патологии вилочковой железы, лекарственной иммунной супрессии в связи с приемом стероидов, цитостатиков);
• онкологический процесс в анамнезе;
• лихорадка и необъяснимая потеря веса;
• сфинктерные нарушения;
• прогрессирующий неврологический дефицит (спастический тетрапарез, легкий бульбарный синдром, проводниковые сенсорные расстройства).
При отсутствии подобных симптомов высока вероятность относительно доброкачественного характера боли.
Кроме того, источником боли в шейном отделе позвоночника может служить любая анатомическая структура, иннервируемая немиелинизированными волокнами, содержащая субстанцию Р или сходные с ней пептиды. Источником цервикалгии может быть и мышечный спазм. Это выраженное (или резко выраженное) болезненное уплотнение мышцы, особенно в местах ее прикрепления к кости, вызывающее ограничение амплитуды движений, что характерно для мышечного спазма. Длительное существование избыточного мышечного перенапряжения приводит в дальнейшем к формированию мышечного блока и последующего суставного функционального блока. При этом создаются условия для усиления мышечного давления, уплотнения и болезненности капсулы сустава с формированием гипермобильности в выше- и нижележащих двигательных сегментах шейного отдела позвоночника.
Нередко цервикалгия может быть связана с миофасциальными ТТ. Выделяют активные и латентные ТТ. Они представляют собою объект раздражения ноциорецепторов, принимающих участие в иннервации связок, капсулы суставов, жировой ткани, периоста, скелетных мышц и наружных оболочек кровеносных сосудов. Выделяют следующие группы факторов формирования ТТ:
• определяющие (вертеброгенный, висцерогенный, травматический);
• предрасполагающие (генетический, нейровегетативный, психогенный);
• провоцирующие (неблагоприятные статико-кинетические и психоэмоциональные воздействия) [13].
Зоны отраженных ТТ по анатомическому принципу не соответствуют ни дерматомам, ни миотомам, они носят разлитой характер (рис. 6 А; В).

kvoprosuodiagnostikezerkv4.jpg

Кроме локальных и сегментарных механизмов, в патогенезе гипертонуса мышц при цервикалгии принимают участие и супрасегментарные структуры, в частности эфферентные нисходящие проводящие пути, такие как ретикуло-спинальный, рубро-спинальный и кортико-спинальный. Наиболее известной концепцией патогенеза миофасциального болевого синдрома является теория локального энергетического кризиса, однако и она до настоящего времени не получила своего убедительного подтверждения. Предполагается, что локализация активных триггерных зон в мышце определяется распределением ноцицепторов, а ТТ представляют собой множественные локусы сенситизации, причем каждый такой локус состоит из одного или нескольких сенситизированных нервных окончаний [12, 16].
Дугоотросчатые (фасеточные) суставы являются второй по частоте причиной возникновения боли в шее. Дугоотросчатые суставы в результате их вертикальной ориентации оказывают небольшое сопротивление при внешних компенсированных воздействиях, особенно при флексии. Наиболее вероятно, что это небольшое сопротивление возникает за счет растяжения капсульных связок. У пациентов с болью в шейном отделе позвоночника частота данной патологии составляет от 15 до 40% [14]. Патогномоничных симптомов, связанных с растяжением капсулярных связок, не существует. Их клиническими диагностическими особенностями являются боль в шейном отделе позвоночника, усиливающаяся при экстензии и ротации, с локализованной болезненностью в проекции дугоотросчатых суставов, а также положительный эффект от блокад с местными анестетиками в проекции суставов.
По данным О.А. Черненко, аномалии кранио-вертебрального сочленения встречаются у 24% пациентов с болью в шее, а по данным R. Calm et al., в 21% случаев они являются причиной болевого синдрома у пациентов с доказанными нейровизуализационными методами исследования грыжами межпозвоночных дисков (рис. 7).

kvoprosuodiagnostikezerkv5.jpg

Учитывая отсутствие патогномоничной клинической картины данного вида цервикалгии, золотым стандартом ее диагностики считается положительный лечебный эффект от паравертебральных блокад с местными анестетиками. При этом уменьшение боли более чем на 80% считается достоверно положительным. Нередко цервикалгия может быть проявлением патологии межпозвоночного диска. Анатомическими и гистохимическими исследованиями установлено, что заднелатеральная связка и задняя часть фиброзного кольца, как и задняя продольная связка, а также вентральная часть твердой мозговой оболочки иннервируются синувертебральным нервом. Синувертебральный нерв иннервирует ткани на 1-2 сегмента выше или ниже своего выхода, чем и объя­сняются трудности определения четкой локализации источника боли в шее. Под действием компрессионных сил волокна фиброзного кольца растягиваются на стороне компрессии. Под гидростатическим давлением пульпозного ядра происходит выпячивание фиброзного кольца в соответствующем направлении. Межпозвоночный диск наиболее чувствителен к сдвигу, сопровождающемуся прямым повреждением и разрывом волокон фиброзного кольца с ирритацией нервных волокон. Особенно неблагоприятен сдвиг диска в переднезаднем направлении [8].
Шейная радикулопатия является относительно редкой причиной болевого синдрома в шейной области. Она возникает при протрузии диска в спинномозговой канал с компрессией неврального содержимого. Причиной болевого синдрома при компрессионной радикулопатии предположительно является асептическое воспаление нервных корешков и окружающих тканей. Однако для развития ноцицепции изолированного поражения нервного корешка недостаточно. Болевые ощущения возникают при действии медиаторов воспаления на нервные окончания твердой мозговой оболочки и периневральной соединительной ткани. Классическими проявлениями шейной радикулопатии являются острая, простреливающая боль, парестезии и сенсорные нарушения в зоне иннервации соответствующего корешка, гипорефлексия и гипотония индикаторной мышцы. Патогномоничным для данной ситуации является выявление симптома Нери. При этом корешковая боль отличается большей интенсивностью, распространением в соответствующие дерматомы, а также условиями, которые ее провоцируют. Перечисленные поражения мышц, сухожилий, связок, суставов, межпозвоночных дисков, некоторых неврологических структур могут наблюдаться как изолированно, так и в различных комбинациях.
Психологические аспекты возникновения боли в шейном отделе позвоночника также представляют практический интерес. Многочисленные исследования указывают на важную роль психологических и социокультурных факторов, определяющих эффективность лечения и исход терапии у пациентов с цервикалгией. У больных с продолжительным существованием данной патологии формируется так называемое «болевое поведение» – нормальное проявление заболевания, которое в большинстве случаев пропорционально физической проблеме. Однако иногда это соотношение носит непропорциональный характер и, скорее, отражает психологические установки на страдание, нежели истинное физическое повреждение. Отмечено, что у лиц с болью в шее имеется эмоциональный стресс в дебюте заболевания, часто наблюдаются лабильность настроения, проблемы с приемом лекарственных препаратов, психоастенические проявления личности, трудности в стратегии преодоления конфликтных ситуаций («вторичная выгода от болезни»). Таким образом, «болевое поведение» представляет собой способ, которым пациенты сообщают окружающим о наличии у них боли. В работах G. Waddell et al. представлен ряд симптомов «болевого поведения» у пациентов с цервикалгией.
Основные поведенческие симптомы, основанные на жалобах и данных анамнеза, сводятся у данной категории больных к следующим проявлениям:
• боль в затылке, в месте соединения затылка с шеей с иррадиацией в руку;
• преходящее онемение всей руки или ее наружных отделов;
• ощущение слабости в руках, особенно в кистях;
• отсутствие периодов ремиссии на протяжении последнего года;
• непереносимость или неадекватные реакции на различные медицинские воздействия.
Также были систематизированы объективные симптомы, полученные при обследовании пациента с «болевым поведением». Они характеризуются распространенной поверхностной болезненностью мышц воротниковой зоны, болью в шейном отделе позвоночника при осевой нагрузке на область макушки, при вращении головой, значительным увеличением наклона головы к грудной клетке при исследовании симптома Нери (особенно при отвлечении внимания), неанатомическим (регионарным) распределением чувствительных, двигательных нарушений.
Нередко такие пациенты неадекватно относятся к клиническому диагнозу и назначенному лечению, а рекомендации увеличить физическую активность, уменьшить прием лекарственных препаратов, практиковать техники релаксации мышц их вообще не устраивают. Наличие у пациента определенного преморбидного психоэмоционального или социального фона способствует хронизации боли в шее и может серьезно повлиять на успех лечения.
При оценке возможных источников болевой импульсации в области шеи необходимо отметить их гетерогенный характер. При учете частого комплексного влияния нескольких форм патологического процесса далеко не всегда возможно выделить единственный источник болевых ощущений.
Несмотря на высокий процент распространенности источников цервикалгии, нельзя забывать о том, что боль в шее может явиться «маской» грозных заболеваний, требующих проведения дифференциации с вторичным болевым синдромом.
Причины вторичного болевого синдрома многообразны, систематизировать их возможно следующим образом:
• первичные и метастатические опухоли позвонков, спинного мозга, краниоспинальные опухоли, опухоли легких, плевры, средостения;
• переломы позвонков;
• инфекционные поражения позвонков и межпозвоночных дисков (туберкулез, бруцеллез, эпидуральный абсцесс);
• неинфекционные воспалительные заболевания (анкилозирующий спондилоартрит [болезнь Бехтерева], синдром Рейтера, ревматоидный артрит);
• метаболические поражения костей (остеопороз, остеомаляция);
• болезни роста (сколиоз);
• острые нарушения спинального кровообращения;
• отраженная боль при заболевании органов грудной клетки (в т.ч. плевриты, пневмонии, грыжи пищевода, ишемическая болезнь сердца).
Терапия цервикалгии предусматривает решение следующих задач:
• максимально полное купирование болевого синдрома;
• предупреждение развития хронических форм;
• полноценный курс реабилитационных мероприятий;
• профилактика рецидивов.
Для оценки динамики течения цервикалгии и медицинской эффективности лечения используются следующие клинические критерии:
• изменение интенсивности болевых ощущений (по визуальной аналоговой шкале);
• изменение качественных (вербальных) характеристик боли;
• изменение площади рисунка боли;
• наличие «светлых» безболевых промежутков в течение суток;
• изменение болезненности тканей при пальпации;
• изменение степени мышечного напряжения;
• динамика очагового уплотнения в мышцах;
• изменение функции (увеличение объема движений) пораженного отдела позвоночника, конечностей (шея, плечевой сустав);
• изменение функции пораженного корешка спинномозгового нерва (снижение степени пареза, нарушений чувствительности);
• длительность временной нетрудоспособности.
Купирование острого болевого синдрома достигается разными методами. В рекомендациях Европейского симпозиума 2006 г., посвященного проблеме дорсалгии, важное место отведено рекомендациям по активизации пациентов в период острой боли (данное положение имеет доказательную базу). С точки зрения доказательной медицины, это способствует более быстрому регрессу боли, создаются оптимальные условия для реституции поврежденных тканей (мышц, сухожилий, межостистых связок, межпозвоночного диска и др.), скорейшего выздоровления и предупреждения хронизации процесса.
Двигательный режим должен расширяться постепенно; в начальный период – с ограничением чрезмерной активности в шейном отделе (повороты, наклоны головы, повороты в стороны). Необходимо научить пациентов правильно совершать вращательные движения в шейном отделе позвоночника. Раннее возвращение к привычному для больного уровню двигательной активности способствует более быстрому купированию острой боли и предупреждает развитие хронических форм.
Препаратами первой линии для купирования острой цервикалгии являются нестероидные противовоспалительные средства (НПВС). Терапевтическая эффективность НПВС связывается с угнетением эфективности фермента циклооксигеназы (ЦОГ), что приводит к торможению синтеза простангландина Е2, тромбоксана А2, а также к снижению уровня лейкотриенов, кининов, гистамина, серотонина и других медиаторов воспаления. По механизму действия на активность ЦОГ 1-го или 2-го типа разделяют неселективные и селективные НПВС, а в зависимости от аналгетической эффективности выделено 4 группы НПВС:
• с относительно низкой аналгетической активностью и коротким периодом полувыведения;
• с высокой аналгетической активностью и коротким периодом полувыведения;
• с умеренной аналгетической активностью и средним периодом полувыведения;
• с высокой аналгетической активностью и длительным периодом полувыведения [5].
Первая группа анальгетиков используется при ноцицептивной боли малой интенсивности, ее представителями являются салицилаты и мефенаминовая кислота. Ко второй группе относятся диклофенак, индометацин, лорноксикам и кетопрофен. Они отличаются высокой аналгезирующей активностью. Третья группа – производные фенилпропионовой кислоты (напроксен). Четвертую группу составляют оксикамы (мелоксикам, пироксикам, теноксикам), которые используются в качестве препаратов выбора для лечения острых непродолжительных болевых синдромов. Селективные ингибиторы ЦОГ 2-го типа (целекоксиб и рофекоксиб) отличаются преимущественной безопасностью в отношении ЖКТ. В то же время применение коксибов может быть связано с повышенным риском побочных реакций со стороны сердечно-сосудистой системы [17].
Для лечения острого болевого синдрома предпочтительно использовать препараты, отличающиеся высокой аналгетической активностью и коротким периодом полувыведения, – ревмоксикам, мелоксикам, ксефокам.
Ввиду риска ульцерогенного действия НПВС, особенно у лиц пожилого возраста, аналгетическую терапию назначают совместно с ингибиторами протонной помпы (омепразол, пантопразол) [18].
Для уменьшения выраженности болевого синдрома и снижения мышечного спазма НПВС следует комбинировать с миорелаксантами. Эта комбинация позволяет сократить сроки лечения и снизить риск развития побочных эффектов НПВС за счет снижения дозировок последних при комбинированной терапии. Применение миорелаксантов способствует не только существенному снижению мышечного гипертонуса, но и уменьшению выраженности болевого синдрома, предотвращению формирования контрактур, улучшению функциональной способности опорно-двигательного аппарата, облегчению возможности проведения широких реабилитационных мероприятий, сохранению трудоспособности пациента и его активности в повседневной жизни [8]. Классическими представителями миорелаксантов являются толперизон (мидокалм), баклофен, тизанидин.
Чем выше риск генерализации боли, тем большее место в лечении занимают препараты адъювантного ряда: антидепрессанты, антиконвульсанты, витамины группы В.
Особое внимание при разработке плана лечения боли в спине следует уделить витаминотерапии. Частое сочетание ноцицептивного и нейропатического механизмов алгических расстройств требует многофакторного воздействия и применения витаминов группы В.
Во многих исследованиях подчеркивается, что при лечении боли комбинация витаминов В1, В6 и В12 более эффективна, чем монотерапия каким-либо из них. Также продемонстрировано, что длительность терапии болевых вертебральных синдромов может быть уменьшена за счет применения комбинации витаминов В1, В6, В12 и НПВС.
Следует отметить, что большую популярность получили препараты, включающие высокие дозы витаминов группы В, – нейротропные витамины. Сочетанное антиноцицептивное, нейротрофическое и нейрометаболическое воздействие препаратов, так называемых В-комплексов, обусловлено содержанием высоких доз пиридоксина и цианокобаламина, которые и обеспечивают оптимальную эффективность препарата для лечения боли в позвоночнике. Наличие двух форм – для парентерального и пер­орального приема – расширяет терапевтические возможности применения данных лекарственных средств. Группа нейротропных витаминных препаратов многочисленная: нейрорубин, нейробион, мильгамма, нейровитан, неуробекс, витаксон, кокарнит.
По-прежнему высокоэффективным средством для лечения цервикальной боли являются трансдермальные аппликации с олфеном, димексидом. Димексид (диметилсульфоксид) обладает способностью проникать через биологические мембраны, в т.ч. через кожные барьеры, оказывая обезболивающее и противовоспалительное действие, усиливая проникновение через кожу многих лекарственных средств [2]. Димексид применяют в виде аппликаций в чистом виде (обычно 50% раствор), в смеси с анальгетиками или новокаином (1:1).
Не утратили своей актуальности и немедикаментозные методы лечения. Так, умеренное использование любых видов физиотерапии (ФТП) способствует нормализации гомеостаза, стимулирует защитные рефлексы, иммунную систему, процессы репарации в тканях. Однако нельзя забывать, что ФТП – мощное действие физических факторов на определенные зоны кожи и подкожных структур, которое при несоблюдении принципов стадийности может привести к ухудшению. Поэтому не рекомендуется прибегать к ФТП в стадии обострения в первую неделю заболевания, когда целесообразно использовать местные блокады и иглорефлексотерапию. Для уменьшения выраженности болевого синдрома наиболее адекватным методом ФТП является назначение ультразвука (УЗ), лазеротерапии, диадинамических и синусоидально модулированных токов, чрескожной электронейростимуляции, электрофореза с анестетиками, карипаином и фонофореза с глюкокортикостероидами, бишофитом [4, 7, 19].
Одиним из эффективных методов купирования боли и предупреждения хронизации алгического расстройства является мануальная терапия. Современная мануальная терапия включает следующие подходы: мобилизацию, миофасциальный релизинг, мышечно-энергетическую технику, изометрическую релаксацию, остеопатию (общую и краниосакральную), классические длиннорычаговые манипуляции, безопасные и эффективные приемы хиропрактики. Доказанной эффективностью для лечения хронической дорсалгии шейного уровня и предупреждения хронической острой боли обладает методика обучения пациентов «безболевому» поведению. Создание так называемых школ боли в спине позволяет добиться значительного эффекта в снижении длительности периодов нетрудоспособности, уменьшении количества обострений и улучшении качества жизни больного. Как правило, образовательная программа включает обучение щадящему двигательному режиму, ношению иммуномобилизирующих средств, постизометрической релаксации мышц, практическим навыкам релаксирующего, точечного и баночного массажа, принципам лечебной физкультуры на дому, привитию навыков рационального поведения на работе и дома, основам психогигиены.
С целью профилактики рецидивов боли в шейном отделе позвоночника целесообразно применение хондропротекторов, таких как остеогенон, хондроитин комплекс, мукосат, зинаксин, алфлутоп, позволяющих нормализовать метаболические процессы в межпозвоночных суставах.

Выводы

Приведенный аналитический обзор данных литературы позволяет сделать заключение о том, что боль в шейном отделе позвоночника является гетерогенным клиническим синдромом. Диагностика цервикалгии предусматривает анализ факторов риска ее возникновения, определение степени дефекта в шейном отделе позвоночника, оценку психосоциального статуса, использование методов нейровизуализации.
Лечение подобного контингента пациентов должно быть комплексным, с использованием медикаментозных и немедикаментозных методов. Этапность терапевтических мероприятий заключается в купировании острого болевого синдрома, восстановлении метаболического, энергетического баланса в периферическом шейном мотонейроне, возможной профилактике хронизации заболевания.

Список литературы находится на сайте журнала
Поделиться с друзьями: