Разделы: Обзор |

Внезапная сердечная смерть: эпидемиология, патофизиология, факторы риска, медикаментозная профилактика

Н.Т. Ватутин, д. мед. н., профессор, заведующий кафедрой внутренней медицины №1; Е.В. Ещенко, Ю.П. Гриценко Донецкий национальный медицинский университет имени М. Горького
Несмотря на все предпринимаемые меры, смертность от сердечно-сосудистых заболеваний среди населения стран СНГ остается весьма высокой. Так, в Украине по данным официальной статистики 2012 года в структуре общей смертности болезни сердечно-сосудистой системы составили 65,8% [6]. В Российской Федерации ежегодно от сердечных причин умирает более четверти миллиона человек [11] и наблюдается тенденция к постоянному росту этой цифры. Причем особенно высокой остается смерть внезапная [1].

Определение

Внезапная сердечная смерть (ВСС) – это ненасильственная смерть от кардиальных причин, развившаяся в течение 1 часа от момента появления острых негативных изменений в состоянии человека [2].

Эпидемиология

В странах Восточной Европы ежегодная частота ВСС составляет примерно 110–130 случаев на 100 тысяч населения [2]. При этом отмечается отчетливая связь ВСС с инфарктом миокарда (ИМ) и ее явное преобладание у мужчин [3]. Есть данные [1], что среди всех причин смерти, наступившей вне медицинских учреждений, на долю ВСС приходится около 40%, причем во многих случаях такая смерть является первым и единственным симптомом кардиальной патологии [4].
Частота ВСС в Западной и Восточной Европе сопоставима, хотя этот показатель в определенной степени зависит от экономического и географического положения стран [26]. Считается, что большинство случаев (80–85%) ВСС ассоциировано с ишемической болезнью сердца (ИБС), особенно с острым коронарным синдромом. При этом чаще внезапно умирают мужчины в возрасте 35–44 лет, преимущественно (80%) дома, остальные – на улице или в общественных местах. Более чем в трети случаев смерть наступает без свидетелей.
По данным статистики США ежегодная частота ВСС в этой стране составляет 180 000–450 000 случаев [21]. Столь существенный разброс значений обусловлен, вероятно, различными базами данных, разнообразием определений понятия «ВСС» и критериев установления самой трагедии, неоднородностью методов оценки/экстраполяции результатов. В США, как и в странах Европы, данные о наиболее частых причинах ВСС также значительно варьируют: они во многом зависят от возраста и пола умерших, их физической активности, географической зоны проживания и других факторов.
Высокая частота фатальных случаев, их внезапная и непредсказуемая природа наряду с низким уровнем успешно проведенных реанимационных мероприятий делают ВСС неразрешенной проблемой клинической кардиологии, неотложной медицины и здравоохранения практически всех стран в целом [28].
ВСС нередко регистрируется у молодых лиц [5] и даже у спортсменов высокой квалификации, причем во время различных спортивных мероприятий [17]. Так, по данным исследователей медицинских центров Сиэтла, Филадельфии и Миннесоты в США во время массовых марафонских забегов за период с 1976 по 2009 гг. было зарегистрировано 30 случаев остановки кровообращения, 10 из которых закончились летально (остальные спортсмены были реанимированы с применением закрытого массажа сердца и электрической дефибрилляции). При этом большинство таких спортсменов были мужчинами [26].
Таким образом, распространенность ВСС среди общей популяции – достаточно высока, но лишь немногие умирают в присутствии медицинских работников и имеют шансы на успешные реанимационные мероприятия и спасение. Это диктует необходимость раннего выявления лиц с повышенным риском ВСС и обязательного проведения адекватных профилактических мер [11].

Патофизиология

Согласно данным, полученным у лиц, умерших внезапно в момент проведения у них холтеровского мониторирования электрокардиограммы (ЭКГ), установлено, что в большинстве (85%) случаев непосредственной причиной ВСС являются желудочковая тахикардия (ЖТ) и фибрилляция желудочков (ФЖ) с последующим развитием асистолии. Остальные случаи ВСС (15%) были обусловлены брадиаритмиями или асистолией [9].
Острая сердечная недостаточность (СН), развивающаяся на фоне жизнеопасной аритмии или блокады сердца, всегда сопровождается нарушениями системной и регионарной гемодинамики, прежде всего – церебральной. В результате могут возникать тяжелые, часто – необратимые изменения в жизненно важных органах, приводящие к летальному исходу. Поэтому ключевую роль в определении степени опасности любой аритмии или блокады сердца играют следующие признаки, возникающие в момент их появления: синкопальные или пресинкопальные состояния, головокружение, снижение артериального давления, появление (усугубление) коронарной или СН. Особенно опасным считается возникновение таких симптомов у лиц с наличием органической патологии сердца [7, 10]. У лиц без такой патологии ВСС, как правило, возникает из-за полиморфной (torsades de pointes) ЖТ [3], тогда как у больных с органической патологией сердца, в частности ИБС, такие аритмии часто связаны с острой ишемией миокарда или развитием феномена re-entry в зоне постинфарктного рубца [9, 25].
Что же касается брадисистолических механизмов, то они, как правило, развиваются у лиц с терминальными стадиями тяжелой СН [10, 25]. Пусковыми факторами возникновения фатальных аритмий и блокад сердца могут являться различные факторы: изменения тонуса вегетативной нервной системы (повышение симпатического и/или снижение парасимпатического), физическая нагрузка, прием некоторых лекарственных средств, электролитные нарушения, токсические воздействия и гипоксия. Следует помнить, что вероятность ВСС у больных, имеющих ишемическую кардиальную патологию, многократно (более чем в 7 раз!) выше, чем у лиц без нее [10, 11].
Помимо ИБС, ВСС часто развивается у пациентов с дилатационной (ДКМП) и гипертрофической кардиомиопатией (ГКМП), аритмогенной дисплазией правого желудочка (АДПЖ), синдромом Бругада и удлиненного интервала QT, аномалиями коронарных артерий и некоторыми другими патологическими состояниями [18, 19].

Факторы риска

Выделяют основные и второстепенные факторы риска ВСС [21]. К основным относят наличие в анамнезе эпизодов остановки сердца или гемодинамически значимых желудочковых аритмий, ИМ, синкопальных приступов и систолической дисфункции левого желудочка (ЛЖ). Среди второстепенных называют гипертрофию ЛЖ, артериальную гипертензию (АГ), гиперлипидемию, сахарный диабет (СД), курение, избыточную массу тела, увеличение частоты сердечных сокращений и некоторые другие.
При наличии у больного основных факторов риска в течение 1 года существует высокий (20–50%) или умеренный (5–15%) риск развития ВСС. У лиц со второстепенными факторами вероятность ВСС несколько выше, чем в общей популяции [2, 7].

Основные факторы риска

1. Наличие в анамнезе эпизода остановки сердца и/или гемодинамически значимой устойчивой желудочковой тахикардии. Это считается наиболее серьезным фактором риска развития ВСС – по данным многоцентровых исследований ее риск у такой категории лиц в течение года достигает 30–50% [7, 18].
2. Перенесенный инфаркт миокарда. У пациентов, перенесших ИМ, внезапная летальность в результате развития ЖТ или ФЖ в течение года составляет около 5% [3].
3. Систолическая дисфункция левого желудочка. В ряде исследований [10, 20] было показано, что сниженная фракция выброса ЛЖ является независимым предиктором не только общей и сердечно-сосудистой смертности, но и ВСС.
4. Синкопальные приступы. По данным Фрамингемского исследования годичная смертность лиц с кардиогенными обмороками значительно выше (33%), чем у больных с обмороками некардиальными (12%) или неясной этиологии (6%) [28]. При обмороках рефлекторного происхождения у молодых людей без органических изменений сердца или электрической нестабильности миокарда прогноз считается благоприятным [5]. Тем не менее, есть наблюдения, свидетельствующие о возможной связи рефлекторных обмороков и ВСС. Так, у юных спортсменов, склонных к индуцируемым физической нагрузкой и вазовагальным обморокам, иногда развивается смерть в результате асистолии [19].
В одном из исследований, целью которого было определение риска ранней (в течение 1 месяца) и поздней (в течение 2 лет) смертности пациентов с обмороками, было показано, что наличие изменений на ЭКГ, одышки, низкого гематокрита (<30%), гипотонии, СН ассоциировалось с повышенным риском ВСС [26].
5. «Пробежки» желудочковой тахикардии и частая желудочковая экстрасистолия. Еще в конце прошлого столетия было установлено, что у лиц, перенесших ИМ и имевших частую желудочковую экстрасистолию и/или эпизоды неустойчивой ЖТ, отмечался повышенный риск ВСС. Это было подтверждено и результатами недавних исследований [18]. Таким образом, сейчас считается, что эти аритмии у лиц, перенесших ИМ, также являются независимым фактором риска ВСС [15].

Второстепенные факторы риска

1. Артериальная гипертензия и гипертрофия левого желудочка. Несмотря на то, что АГ является весьма агрессивным фактором риска развития ИБС, ее связь с ВСС расценивается неоднозначно [2, 17]. Тем не менее, гипертрофия ЛЖ, обусловленная АГ, считается несомненным фактором риска развития ВСС, особенно у лиц пожилого возраста, имеющих избыточную массу тела, нарушение толерантности к глюкозе и генетическую предрасположенность.
Так, наличие на ЭКГ признаков гипертрофии ЛЖ на треть увеличивает пятилетнюю летальность у мужчин и на четверть – у женщин [15]. Увеличение массы миокарда ЛЖ, выявляемое по данным эхокардиографии, также ассоциируется с риском развития ВСС, а нормализация артериального давления и уменьшение степени гипертрофии ЛЖ – уменьшают такой риск [28].
2. Гиперлипидемия. Общеизвестно, что высокий уровень холестерина, риск развития ИБС и ВСС взаимосвязаны. По данным одного из метаанализов [13] было показано, что рациональная диета и устранение дислипидемии существенно снижали и риск развития ВСС.
3. Физическая активность. В ряде популяционных исследований было установлено, что относительный риск развития ВСС при регулярной умеренной (работа на даче, ходьба) или интенсивной (более 60 минут в неделю) нагрузках в 3–4 раза ниже, чем у лиц с отсутствием такой физической активности. Следует также подчеркнуть, что в большинстве случаев лица, умершие внезапно во время интенсивных нагрузок, ранее регулярно не тренировались [5].
4. Алкоголь. Избыточное употребление крепких алкогольных напитков заметно увеличивает риск развития ВСС [3], что объясняют отрицательным влиянием этанола на биоэлектрическую активность сердца (удлинение интервала QT). С другой стороны, имеются данные [26], что употребление алкоголя в небольшом количестве ассоциируется с некоторым снижением такого риска.
5. Частота и вариабельность ритма сердца. Увеличение частоты сердечных сокращений является фактором риска ВСС [16] вне зависимости от индекса массы тела, уровня физической активности и наличия кардиальной патологии. Это связывают с нарушениями вариабельности ритма сердца, в частности, с уменьшением активности парасимпатической нервной системы.
6. Курение. В нескольких популяционных исследованиях [15, 22] было установлено, что курение является независимым фактором риска не только ИБС, но и ВСС. Причем такой риск имеется и у курящих без явных признаков ИБС.
7. Сахарный диабет. Является ли СД или нарушение толерантности к глюкозе независимым предиктором ВСС – пока неясно. По данным Honolulu Heart Program было показано, что у лиц с нарушением толерантности к углеводам риск ВСС имеется. Установлено также, что СД является фактором риска ВСС у лиц с наличием ИБС [11]. С другой стороны, в некоторых исследованиях [26] подобные выводы не подтвердились.
8. Изменения электрокардиограммы. Существует взаимосвязь между депрессией сегмента ST и инверсией зубца T на ЭКГ и высоким риском сердечно-сосудистой смерти [7]. Удлинение интервала QT >420 мс также является предиктором ВСС, тогда как дисперсия интервала QT им, вероятно, не является [9].

Медикаментозная профилактика

Помимо лечения базовой патологии, имплантации различных устройств, в частности кардиовертеров-дефибрилляторов и электрокардиостимуляторов, для профилактики ВСС успешно используется ряд медикаментозных средств.

Блокаторы β-адренорецепторов

По данным мета-анализа нескольких исследований, включавших десятки тысяч постинфарктных больных, назначение блокаторов β-адренорецепторов (β-адреноблокаторов) снижало общую, сердечно-сосудистую смертность и ВСС [16]. Положительные эффекты β-адреноблокаторов доказаны также у больных с хронической СН ишемической и неишемической (ДКМП, ГКМП) природы, полиморфной ЖТ, АДПЖ и аортальным стенозом [18]. Есть данные [12], что сочетание β-адреноблокаторов с амиодароном увеличивает их эффективность.
В настоящее время β-адреноблокаторы имеют, пожалуй, самую большую доказательную базу и применяются в качестве препаратов первой линии как для первичной, так и вторичной профилактики ВСС.

Ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента и блокаторы ангиотензиновых рецепторов

Положительные эффекты ингибиторов ангиотензинпревращающего фермента (ИАПФ) на течение АГ и ИБС хорошо известны. Они уменьшают степень гипертрофии ЛЖ, оказывают положительное влияние на электрофизиологические процессы в миокарде, воздействуя на функцию калиевых и кальциевых каналов, увеличивают рефрактерность и реполяризацию миокарда желудочков и предупреждают возникновение аритмий по механизму re-entry [14].
Антиаритмическое действие ИАПФ также объясняют их угнетающим действием на симпатическую нервную систему. В частности, они ингибируют циркулирующие катехоламины и ангиотензин II, повышают уровень калия в крови, чувствительность барорецепторов и улучшают показатели вариабельности сердечного ритма. Кроме того, антиаритмический эффект ИАПФ связан с их противовоспалительными свойствами и положительным влиянием на процессы постинфарктного ремоделирования миокарда.
ИАПФ достоверно снижают общую и сердечно-сосудистую летальность больных, перенесших ИМ, имеющих СН ишемической и неишемической природы. В рандомизированном исследовании TRACE было показано, что препарат этой группы трандолаприл снижал и риск развития ВCС.
Назначение ИАПФ в постинфарктный период сопровождается заметным уменьшением общей, сердечно-сосудистой смертности и частоты ВСС. В связи с этим ИАПФ рекомендуются для ее профилактики у больных, перенесших ИМ и страдающих хронической СН с систолической дисфункцией ЛЖ [3, 25].
По данным исследований HOPE и EUROPA [14] ИАПФ рамиприл и периндоприл были эффективны в предотвращении ВСС и у больных хронической СН с сохранной функцией ЛЖ.
Роль блокаторов ангиотензиновых рецепторов в снижении смертности изучена меньше, чем ИАПФ. В исследовании CHARM [23] представитель этой группы препаратов – кандесартан – у пациентов с хронической СН и сниженной систолической функцией ЛЖ уменьшал сердечно-сосудистую и ВСС. В связи с этим он также может быть использован для ее профилактики у таких больных.

Антагонисты альдостерона

Еще в многоцентровом исследовании RALES было показано, что у больных с тяжелой хронической СН спиронолактон в сравнении с петлевыми диуретиками существенно уменьшал частоту желудочковых аритмий и случаев ВСС. Исследователи отмечали, что помимо сохранения калия и магния, антагонисты альдостерона устраняют системную вазоконстрикцию, предупреждают образование коллагена и развитие фиброза миокарда, положительно влияют на автономную нервную систему, показатели вариабельности сердечного ритма и повышают чувствительность барорецепторов.
Новый антагонист альдостерона – эплеренон – также подтвердил эффективность этой группы препаратов в снижении риска ВСС при ИБС и хронической СН [2, 3].

Ацетилсалициловая кислота

Вот уже несколько десятилетий ацетилсалициловая кислота успешно используется для первичной и вторичной профилактики коронарных катастроф. Ретроспективный анализ результатов исследования SOLVD показал, что у больных с хронической СН ее прием почти на 24% снижал и частоту ВСС [28].

Статины

В настоящее время общепризнано, что статины снижают сердечно-сосудистую смертность у больных ИБС. В исследовании 4S на фоне применения симвастатина, наряду с существенным снижением общей и смертности от ИБС, отмечалась тенденция к уменьшению частоты ВСС. Аналогичные результаты были получены в исследовании LIPID также в отношении правастатина. Крупный метаанализ, включавший 90 000 пациентов из 14 многоцентровых рандомизированных исследований, также показал эффективность статинов для профилактики ВСС у больных ИБС [13]. Поэтому их использование у таких больных в целях профилактики ВСС сейчас считается необходимым [3].

Омега-3 полиненасыщенные жирные кислоты

Еще в исследовании DART было показано, что у лиц, регулярно употреблявших жирную рыбу, наблюдалось заметное (30%) снижение сердечно-сосудистой летальности, в основном за счет ВСС. В последующих экспериментах на животных было установлено, что омега-3 полиненасыщенные жирные кислоты (ПНЖК), присутствующие в рыбе, оказывают протективное действие в отношении ФЖ. В условиях ишемии или адренергической стимуляции омега-3 ПНЖК стабилизируют мембрану кардиомиоцитов, влияя на работу натриевых, калиевых и кальциевых ионных каналов подобно антиаритмическим препаратам (ААП) IВ класса, не обладая, в отличие от них, проаритмическим эффектом [8].
Помимо антиаритмического действия, омега-3 ПНЖК обладают противовоспалительным эффектом, снижают образование кислородных радикалов, уменьшают реперфузионные осложнения, повышают синтез энергии в митохондриях, улучшают эндотелиальную функцию, снижают уровень тромбоксана и агрегацию тромбоцитов. Омега-3 ПНЖК также увеличивают фракцию выброса ЛЖ и улучшают показатели вариабельности сердечного ритма, модифицируя основные и второстепенные факторы риска ВСС.
Установлено [27], что у больных с острым ИМ применение омега-3 ПНЖК (омакор) в дозе 1 г в сутки сопровождалось достоверным снижением риска общей (на 20%), сердечно-сосудистой (на 30%) и ВСС (на 45%!). Уже через 1 месяц терапии препаратом омакор статистически достоверно снижается число таких аритмий и у пациентов со стабильной ИБС.
Результаты другого многоцентрового двойного слепого плацебо-контролируемого исследования GISSI-HF [24] показали, что назначение препарата омакор больным с хронической СН на фоне оптимальной медикаментозной терапии сопровождалось снижением риска общей смерти и уменьшением частоты желудочковых нарушений ритма.
Считается [8], что больным, перенесшим ИМ, полезно ежедневно употреблять 1 г препарата омакор и устраивать «рыбные дни» (съедать около 200 г жирной рыбы), по меньшей мере, дважды в неделю.

Нитраты

Поскольку одним из механизмов ВСС является ишемия миокарда, прием нитратов в определенных ситуациях может быть полезным для ее профилактики [3].

Антиаритмические препараты IC класса

Применение ААП для профилактики ВСС имеет значительные ограничения, так как это связано с риском серьезных осложнений. В частности, по данным исследований CAST и CAST-II назначение препаратов IC класса пациентам с желудочковыми аритмиями, ранее перенесшим ИМ, сопровождалось достоверным увеличением ВСС [9].

Антиаритмические препараты III класса

Антиаритмический эффект амиодарона и соталола связан с удлинением потенциала действия и увеличением длительности рефрактерного периода, что способствует прерыванию циркуляции электрического импульса в петле re-entry и подавляет аритмии, возникающие по триггерному механизму. Эти препараты уменьшают частоту сердечных сокращений, обладают антиишемическим действием и положительно влияют на функциональное состояние ЛЖ [9]. Есть данные [12], что амиодарон уменьшает и риск ВСС у лиц с систолической дисфункцией ЛЖ. Поэтому его назначение, особенно в сочетании с β-адреноблокаторами, пациентам с желудочковыми аритмиями считается весьма полезным.
Таким образом, подводя итог, следует еще раз подчеркнуть, что проблема ВСС остается весьма и весьма актуальной. Поэтому своевременное выявление лиц с высоким риском такой смерти и назначение им оптимальной и весьма доступной медикаментозной профилактической терапии способно уже сейчас существенно уменьшить ее актуальность.

Литература

Бойцов С.А., Никулина Н.Н., Якушин С.С. и др. Внезапная сердечная смерть у больных ИБС: распространенность, выявляемость и проблемы статистического учета // Росс. кардиол. журн. – 2011. – №2. – С. 59–64. Бокерия Л.А., Ревишвили А.Ш., Неминущий Н.М. Внезапная сердечная смерть. – М.: ГЭОТАР-медиа, 2011. – 272 с. Болдуева С.А., Шабров А.В., Лебедев Д.С и др. Прогнозирование и профилактика внезапной кардиальной смерти у больных, перенесших инфаркт миокарда // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. – 2008. – №7 (3). – С. 56–62. Ватутин Н.Т. Неотложная кардиология. – Донецк: «ФО-П», 2011. – 236 с. Гордеева М.В., Митрофанова Л.Б., Пахомов А.В. и др. Внезапная сердечная смерть молодых людей // Вестник аритмологии. – 2012. – №68. – С. 27–37. Коваленко В.М., Дорогой А.П., Сiренко Ю.М. Хвороби системи кровообiгу у структурi смертностi населення Украiни: мiфи i реальнiсть // Укр. кардiол. журн. – 2013. – Дод. 4. – С. 22–29. Комиссарова С.М., Мельникова О.П., Геворкян Т.Т. и др. Прогнозирование внезапной сердечной смерти при гипертрофической кардиомиопатии; идентификация пациентов высокого риска // Сердечная недостаточность. – 2013. – №6. – С. 62–70. Мазур Н.А. Омега-3 полиненасыщенные жирные кислоты: доказательства пользы и перспективы их применения // Кардиология. – 2012. – №4. – С. 80–84. Руководство по нарушениям ритма сердца / Под ред. Е.И. Чазова, С.П. Голицына. – М.: ГЭОТАР-Медиа, 2010. – 416 с. Цоколов А.В., Сенчило В.Г. Внезапная сердечная смерть при хронической сердечной недостаточности // Сердечная недостаточность. – 2013. – №5. – С. 48–53. Якушин С.С., Бойцов С.А., Фурменко Г.И. и др. Внезапная сердечная смерть у больных ишемической болезнью сердца по результатам Российского многоцентрового эпидемиологического исследования заболеваемости, смертности, качества диагностики и лечения острых форм ИБС (РЕЗОНАНС) // Росс. кардиол. журн. – 2011. – №2. – С. 59–64. Bardy G.H., Lee K.L., Mark D.B. et al. Sudden Cardiac Death in Heart Failure Trial (SCD-HeFT) Investigators. Amiodarone or an implantable cardioverter-defibrillator for congestive heart failure // N. Engl. J. Med. – 2005. – Vol. 352. – P. 225–237. Cholesterol Treatment Trialist Collaboratoz -Efficacy and Safety of Cholesterol –lowering Treatment: Prospective Meta-Analysis of Data 9056 Participants in 14 Randomised Trials of Statins // Lancet. – 2005. – Vol. 366. – P. 1267–1277. Fox K.M. et al. Efficacy of perindopril in reduction of cardiovascular events among patients with stable coronary artery disease: randomised, double-blind, placebo-controlled, multicenter trial (the EUROPA study) // Lancet. – 2003. – Vol. 362. – P. 782–788. Kong M.H., Fonarow G.C., Peterson E.D. et al. Systematic review of the incidence of sudden cardiac death in the United States // J. Am. Coll. Cardiol. – 2011. – Vol. 57. – P. 794–801. Lopez-Sendon J., Swedberg K., McMurray J. et al. Expert consensus document on beta-adrenergic receptor blockers. Task Force On Beta-Blockers of the European Society of Cardiology // Eur. Heart J. – 2004. – Vol. 25 (15). – P. 1341–1362. Maron B.J., Doerer J.J., Haas T.S. Sudden death in young competitive athletes: analysis of 1866 deaths in the United States, 1980–2006 // Circulation. – 2009. – Vol. 119 (8). – P. 1085–1092. Maron B.J., Maron M.S. Hypertrophic cardiomyopathy // Lancet. – 2013. – Vol. 381 (9862). – P. 242–255. Pelliccia A., Borjesson M., Villiger B. et al. Incidence and etiology of sudden cardiac death in young athletes // Schweiz. Zeitschrift fu.. r Sportmed. Sporttraumatol. – 2011. – Vol. 59 (2). – P. 74–78. Pitt B., Remme W., Zannad F. et аl. Eplerenone, a selective aldosterone blocker, in patients with left ventricular dysfunction after myocardial infarction // N. Engl. J. Med. – 2003. – Vol. 384. – P. 1309–1321. Roger V.L., Go A., Lloyd-Jones D.M. et al. on behalf of the American Heart Association Statistics Committee and Stroke Statistics Subcommittee. Heart Disease and Stroke Statistics – 2012 Update: A Report From the American Heart Association // Circulation. – 2012. – Vol. 125. – P. e2–e220. Sabir I.N., Usher-Smith J.A., Huang C.L.H. Risk stratification for sudden cardiac death // Progress in Biophysics and Molecular Biology. – 2008. – Vol. 98. – P. 340–346. Solomon S.D., Wang D., Finn P. et al. Effect of Candesartan on Cause-Specific Mortality in Heart Failure Patients: The Candesartan in Heart failure Assessment of Reduction in Mortality and morbidity (CHARM) program // Circulation. – 2004. – Vol. 110. – P. 2180–2183. Tavazzi L., Maggioni A.P., Marchioli R. et al. Effect of n-3 polyunsaturated fatty acids in patients with chronic heart failure (the GISSI-HF trial): a randomised, double-blind, placebo-controlled trial // Lancet. – 2008. – Vol. 372. – P. 1223–1230. Uretsky B.F., Thygesen K., Daubert J.C. et al. Predictors of Mortality From Pump Failure and Sudden Cardiac Death in Patients With Systolic Heart Failure and Left Ventricular Dyssynchrony: Results of the CARE-HF Trial // J. of Cardiac Failure. – 2008. – Vol. 14 (8). – P. 670–675. Webner D., Duprey K.M., Drezner J.A. et al. Sudden cardiac arrest and death in United States marathons // Med. Sci. Sports Exerc. – 2012. – Vol. 10. – P. 1843–1845. Zhao Y.T., Chen Q., Sun Y.X. et al. Prevention of sudden cardiac death with omega-3 fatty acids in patients with coronary heart disease: a meta-analysis of randomized controlled trials // Ann. Med. – 2009. – Vol. 41 (4). – P. 301–310. Zipes D.P., Camm A.J., Borggrefe M. et al. ACC/AHA/ESC 2006 Guidelines for Management of Patients With Ventricular Arrhythmias and the Prevention of Sudden Cardiac Death – Executive Summary: A Report of the American College of Cardiology/American Heart Association Task Force and the European Society of Cardiology Committee for Practice Guidelines (Writing Committee to Develop Guidelines for Management of Patients With Ventricular Arrhythmias and the Prevention of Sudden Cardiac Death) // J. Am. Coll. Cardiol. – 2006. – Vol. 48. – P. 1064–1108.
Поделиться с друзьями: