Влияние метеорологических факторов на риск развития сосудистых событий: возможности профилактики

М.Ю. Милейковский, Многопрофильная городская клиническая больница № 4, г. Днепропетровск

Современные темпы урбанизации стимулируют решение вопросов о взаимосвязи человека с окружающей средой. В связи с ростом городского населения изучение состояния здоровья людей представляется достаточно сложной проблемой, которая заключается в исследовании социальных и биологических аспектов (Л.Е. Обухова, 1977).
Крупные города с комплексами промышленных и жилых сооружений изменяют природные условия и активно воздействуют на климат. Определяющую роль в формировании погодно-климатических условий города играют специфические свойства пограничного слоя городского воздуха, для которого характерно наличие значительных концентраций газовых примесей, аэрозолей и пыли, существенно влияющих на радиационный режим и его теплофизические и влажностные характеристики. Климат города значительно отличается от естественного. Температура воздуха в городе выше, чем за городом, влажность ниже, ветер слабее, туманы, дожди и грозы значительно чаще, сезонные и суточные контрасты температуры меньше, начало и конец всех сезонов года сдвинуты.
Изучая сезонные колебания артериального давления (АД) у 2 тыс. лиц молодого возраста в различных климатических зонах, было выявлено статистически достоверное снижение максимального АД в весенне-летний период по сравнению с осенне-зимним. У здоровых людей в условиях ультраконтинентального климата отмечалось увеличение как систолического, так и диастолического АД весной и осенью, что позволяет думать о существовании эндогенного сезонного ритма АД (с подъемом в осенне-зимний период), на который могут оказывать влияние метеорологические и климатические факторы. Взаимодействие экзо- и эндогенных факторов в формировании сезонных ритмов рассматривается в работах В.Р. Дольник (2004), E. Gwinner (1974), M. Sakamoto-Momiyma (2000).
Исходя из того, что гипертонический криз (ГК) является наиболее яркой манифестацией обострения гипертонической болезни, имеющей большое значение в патогенезе развития инсульта (Н.В. Верещагин и соавт., 2005), особый интерес представляло изучение сезонных ритмов развития инсульта в сопоставлении с сезонными ритмами ГК.
Высокая распространенность сосудистых заболеваний головного мозга, их связь с метеорологическими факторами способствовали изучению препаратов, предупреждающих развитие сосудистой патологии головного мозга при прохождении атмосферного фронта.

Материалы и методы исследования
Исследование проводили в два этапа. При первом выполняли ретроспективный анализ данных о частоте выездов неврологических бригад скорой медицинской помощи г. Днепропетровск за 2003-2005 гг., выявляли связь сердечно-сосудистых событий с сезонными климатическими изменениями. В этот период неврологические бригады обслужили 18 591 вызов, из которых 6 527 (35,15%) были по поводу инсультов и ГК. Возраст больных варьировал от 16 до 89 лет. С целью выяснения влияния различных метео- и геофизических факторов было проведено углубленное изучение частоты вызовов скорой помощи в крупном промышленном центре по поводу инсультов в зависимости от воздействия 143 основных погодообразующих факторов.
Учитывая, что на организм человека оказывает влияние не только установившаяся погода, но и сам процесс погодообразования (Н.М. Воронин, 1972), были проанализированы данные годичных наблюдений за период с 1 января до 31 декабря 2005 года: число первичных вызовов скорой помощи; максимальная и минимальная температура воздуха (°С); колебания температуры воздуха (°С); средняя относительная и минимальная относительная влажность воздуха (%); максимальный дефицит влажности (%); продолжительность солнечного сияния (ч/сут); облачность общая и нижняя (баллы); максимальная скорость ветра (м/с); осадки (мм/сут); изменение вертикальной составляющей магнитного поля (Тл); атмосферное давление (гПа); перепад атмосферного давления в течение суток (гПа).
Зависимость показателей, проявление которых варьирует в силу взаимодействия многих факторов, может быть определена с помощью корреляционного анализа. Для надежности суждения о процессе, в котором взаимодействуют 15 параметров, достаточно подвергнуть математическому анализу 320-350 случаев, в которых задействованы эти параметры (A.S.C. Ehrenberg, 2005).
На втором этапе исследования изучали профилактическое действие на метеорологические реакции препарата антифронт (АО «Береш Фарма», Венгрия), представляющего собой комбинацию фитотерапевтических составляющих: сухие экстракты корней имбиря, солодки, куркумы, экстракты листьев мелиссы и чая мате. Были обследованы 180 человек: 96 больных, страдающих гипертонической энцефалопатией, и 84 здоровых добровольца в возрасте 40-52 лет, принимавших препарат антифронт в течение 6 недель. Все участники были разделены на восемь групп:
• І – 29 мужчин, страдающих гипертонической энцефалопатией и принимавших антифронт;
• ІІ – 15 практически здоровых мужчин контрольной группы, принимавших антифронт;
• ІІІ – 22 мужчины, страдающие гипертонической энцефалопатией, не принимавшие антифронт;
• ІV – 19 практически здоровых мужчин контрольной группы, не принимавших антифронт;
• V – 26 женщин, страдающих гипертонической энцефалопатией, принимавших антифронт;
• VІ – 26 практически здоровых женщин контрольной группы, принимавших антифронт;
• VІІ – 22 женщины, страдающие гипертонической энцефалопатией, не принимавшие антифронт;
• VІІІ – 21 практически здоровая женщина контрольной группы, не принимавшая антифронт.
Всем пациентам проводили тщательные инструментальное и лабораторное обследования: ультразвуковое исследование (УЗИ) сосудов мозга, магнитно-резонансную (МРТ) или компьютерную томографию (КТ) головного мозга, нейропсихологическое исследование уровня тревожности и внимания, реоэнцефалографическое (РЭГ), электрокардиографическое (ЭКГ), электроэнцефалографическое (ЭЭГ), офтальмологическое обследования и контроль АД.
При обработке данных использовали статистические методы и программное обеспечение.

Результаты и их обсуждение
Количество вызовов по поводу инсультов составило 3 320 (17,86%), из них 1 925 – женщины, по поводу ГК – 3 207 (17,29%).
Анализируя возрастной состав больных инсультом, мы отметили значительное количество инсультов (КИ) в возрасте после 40 лет. Так, за три года наблюдений (2003-2005) у лиц моложе 40 лет зарегистрировано 109 инсультов, в старших возрастных группах КИ постепенно увеличивалось и достигало максимума (1 129) у пациентов в возрасте 60-69 лет, после чего уменьшалось до 896 у лиц в возрасте 70-79 лет и 132 – 80-89 лет. Эта динамика сохранялась независимо от пола во всех возрастных группах до 65 лет. После 60-летнего возраста КИ у женщин значительно увеличивалось по сравнению с мужчинами. Наибольшее количество вызовов скорой помощи по поводу инсультов было в декабре (326) и в весенние месяцы (март – 317, апрель – 342, май – 325). Эта закономерность также не зависела от пола и возраста. Следует отметить, что у мужчин наблюдался более четкий подъем КИ весной (март – 139, апрель – 156, май – 152) и в декабре (137). У женщин вслед за весенним пиком КИ (март – 178, апрель – 186, май – 173) возникал спад (июнь – 136, июль – 134), за которым КИ постепенно нарастало (август – 159, сентябрь – 159, октябрь – 166, ноябрь – 166), достигая максимума в декабре (189). Во всех возрастных группах, независимо от пола, сохранялась тенденция к увеличению КИ в весенние месяцы и в декабре.
Число вызовов по поводу ГК составило 3 207, при этом преобладали женщины – 2 481. В молодом возрасте ГК отмечались чаще, чем инсульты. Так, были зарегистрированы 53 вызова по поводу ГК в возрасте до 19 лет, в возрастной группе 20-29 лет количество ГК увеличилось до 193, в каждой следующей возрастной группе число вызовов превышало предыдущие более чем в 1,5 раза, достигая 816 в возрастной группе 50-59 лет. В возрасте 60-69 лет количество вызовов по поводу кризов начинало уменьшаться (до 781), затем стремительно снижалось: в возрасте 70-79 лет – до 451, 80-89 лет – до 92. Это в значительной мере определялось динамикой ГК у женщин; у мужчин гипертонические кризы диагностировались реже, причем количество их возрастало постепенно, достигая максимума в возрасте
50-59 лет, после чего снижалось. Сезонная динамика развития ГК несколько отличалась от сезонной динамики развития инсультов. Количество вызовов по поводу ГК значительно преобладало в августе (284) и с ноября по февраль (ноябрь – 309, декабрь – 353, январь – 332, февраль – 310), причем динамика развития кризов в течение года у мужчин и женщин была примерно одинаковой. Во всех возрастных группах независимо от пола сохранялась тенденция к увеличению числа вызовов по поводу ГК (в августе и с ноября по февраль).
Был также проведен анализ сосудистых событий в зависимости от суточного ритма. Количество вызовов по поводу инсультов возрастало в утренние часы (с 8 до 10). На протяжении дня отмечались незначительные вариации КИ на более низком уровне, превышающем среднесуточные значения. Вечером, около 19.00, КИ, как правило, уменьшалось, затем отмечалась тенденция к его увеличению (с 20.00 до 22.00). С 23.00 до 7 утра во все месяцы года КИ было минимальным. Совершенно аналогичная тенденция выявилась при анализе количества вызовов скорой помощи по поводу ГК в течение суток. Это предполагает влияние одних и тех же факторов в реализации срыва компенсации при гипертонических кризах и инсульте.
Таким образом, в результате анализа 18 591 вызова неврологических бригад скорой помощи установлено, что более трети всех вызовов были по поводу инсультов и ГК. Их сравнительное изучение показало рост количества кризов в молодом и зрелом возрасте и максимум – в возрасте
50-69 лет. Динамика инсультов отставала от динамики кризов в среднем на 10 лет, максимальное количество инсультов приходится на возраст 60-79 лет. В течение года наибольшее число вызовов по поводу инсультов происходило в весенние месяцы и в декабре, когда наблюдалась наибольшая динамика фронтальных атмосферных процессов. Количество вызовов по поводу ГК было наиболее значительным в зимние месяцы (ноябрь, декабрь, январь и февраль) и в августе.
Несмотря на различную сезонную динамику развития кризов и инсультов, суточная динамика возникновения этих процессов была одинаковой независимо от месяца и сезона года: минимум приходился на ночные часы, максимум – с 8 до 10 и с 20.00 до 22.00, днем количество вызовов к таким больным превышало среднесуточные показатели.
Сопоставление данных о динамике числа вызовов скорой помощи по поводу инсультов и ГК позволило выяснить, что для местности, где проводилось исследование, зима (ноябрь-февраль) является наиболее неблагоприятным периодом в отношении возникновения и развития обострений гипертонической болезни. Весной (март-май) и в декабре отмечалось наибольшее количество инсультов.
Так же было проанализировано влияние метеорологических факторов на частоту развития инсультов. Полученные данные позволяют считать, что влияние природных факторов на развитие цереброваскулярных заболеваний подчиняется статистически вероятным закономерностям. Наибольшее влияние на частоту вызовов скорой помощи по поводу инсультов оказывают минимальная относительная влажность (r = 0,321), продолжительность солнечного сияния (r = 0,311), величина максимального дефицита влажности в течение суток (r = 0,303). Однако ни в одном из случаев коэффициент корреляции не превышал 0,321, что указывает на умеренную связь между сравниваемыми величинами. Такой результат вряд ли может быть случайным. Погодные факторы действуют одновременно, к тому же находятся в определенной зависимости друг от друга. Иначе говоря, погода действует на человека сразу всеми своими элементами.
Во втором этапе исследования было изучено влияние препарата антифронт на метеопатические реакции.
При прохождении атмосферного фронта 96% обследованных пациентов отмечали ухудшение общего состояния, после 5-й недели приема препарата антифронт ухудшение самочувствия при прохождении атмосферного фронта наблюдалось у 22% лиц, получавших антифронт, и у 84% – не принимавших этот препарат.
УЗИ сосудов, кровоснабжающих головной мозг, показало, что на фоне приема препарата антифронт снижалась локальная скорость мозгового кровотока по интракраниальным сосудам. У всех обследованных уменьшались либо прекращались спазмы артерий головного мозга. Естественно, влияние антифронта в большей степени проявлялось у больных (10,2%), нежели у здоровых лиц (5,3%), поскольку исходный уровень скорости кровотока у больных был значительно большим.
КТ- и МРТ-исследования мозга проводили не более одного раза у каждого пациента. Они подтверждали диагноз гипертонической энцефалопатии. У таких больных отмечены очаговые изменения плотности вещества головного мозга, очаги располагались в скорлупе, головке хвостатого ядра, внутренней капсуле. Наличие очагов размягчения у женщин коррелировало с метеотропностью. Чем больше была площадь гиподенсивной зоны (или зон), тем более метеозависимы были обследованные пациентки.
Благодаря нейропсихологическому исследованию удалось выяснить, что и в группе здоровых добровольцев, и у лиц, страдавших гипертонической энцефалопатией, в момент прохождения атмосферного фронта наблюдалось повышение тревожности (на 12,6%), существенно снижались качество операторской деятельности (на 39,6%) и внимание (на 29,9%). Прием антифронта не решал всех проблем, но контраст между больными, принимавшими и не принимавшими препарат, при прохождении атмосферного фронта был существенным. Снижение уровня концентрации внимания наблюдалось у:
• больных, принимавших антифронт (10,2 %);
• здоровых добровольцев, принимавших антифронт (8,4 %);
• больных, не принимавших антифронт (30,1%);
• здоровых добровольцев, не принимавших препарат (26,6%).
Удалось также установить, что препарат антифронт повышает успешность операторской деятельности: у больных – на 19,5%, у здоровых пациентов – на 123%. Изучение уровня тревожности показало, что шестинедельный курс приема средства снижает этот уровень при прохождении атмосферного фронта у здоровых пациентов на 3,5%, у лиц, страдающих гипертонической энцефалопатией, – на 10,6%.
РЭГ-обследование проводили в двух сосудистых бассейнах – каротидном и вертебробазилярном. До приема препарата антифронт во всех группах пациентов отмечались те или иные изменения РЭГ. Применение антифронта в течение 6 недель проявлялось тремя типами изменений у обследованных:
• улучшилось кровенаполнение сосудов мозга (16%);
• снизился тонус артерий мелкого и среднего калибра (19%);
• улучшился венозный отток из полости черепа (33%).
Электрокардиографическое обследование больных позволило выяснить, что ЭКГ-изменения встречались у метеочувствительных лиц в 63% случаев, у не метеочувствительных – в 36%.
Достоверные изменения характеристик ЭЭГ под влиянием лечения препаратом антифронт происходили преимущественно в левом полушарии головного мозга. Такие изменения, с нашей точки зрения, отражают глубинные изменения генераторов ритмов головного мозга, что способствует более точной и логичной обработке информации. Изменения амплитудных характеристик в большей степени проявлялись в правой гемисфере головного мозга, что, возможно, отражает улучшение эмоционального сопротивления логических операций в мозге под влиянием препарата антифронт.
АД и картина глазного дна не претерпевали существенных изменений после 6 недель лечения препаратом антифронт у больных гипертонической энцефалопатией.

Выводы
Как видно из приведенных данных, препарат антифронт оказывает комплексное влияние на организм человека:
• улучшает общее самочувствие;
• оказывает вазоактивное действие, уменьшая исходно повышенный тонус артериальных сосудов, улучшает кровоснабжение головного мозга и нормализует венозный отток;
• снижает уровень тревожности больных;
• повышает концентрацию внимания;
• способствует более успешной деятельности человека.
Результаты проведенного обследования позволяют рекомендовать препарат антифронт для профилактики метеотропных реакций у здоровых лиц и больных гипертонической энцефалопатией.

Литература
1. Зозуля И.С., Курашов О.В. Антифронт – первый комплексный препарат в Украине для лечения метеочувствительных больных // Международный неврологический журнал. – 2005. – № 3. – С. 145-147.
2. Гурин В.Н., Дмитриев А.С., Голуб Д.М. и др. Вегетативная нервная система в регуляции функций. – Минск: Наука и техника, 1989. – 269 с.
3. Зозуля И.С. Метеопатические реакции и их профилактика // Therapia. – 2006. – № 1. – С. 39-40.
4. Денисова А.Н. Живем без барометра // Medicus Amicus. – 2005. – № 3.
5. Емельянов А.В., Зинакова М.К., Краснощекова О.И. и др. Качество жизни и показатели функции внешнего дыхания у больных бронхиальной астмой // Терапевт. архив. – 2001. – № 12. – С. 63-65.
6. Краснокутский С.В. Антифронт в лечении и профилактике метеолабильности и некоторых проявлений вегетативной дисфункции // Здоров’я України. – 2006. – № 10. – С. 2.
7. Краснокутский С.В. Антифронт: клинические аспекты растительных компонентов // Здоров’я України. – 2006. – № 6 (139). – С. 58-59.
8. Полякова Д. Антифронт – и перемены погоды не страшны // Аптека. – 2006. – № 43 (464). – С. 4.
9. Трошин В.Д. Погода и здоровье. – М.: Центрполиграф, 2003. – 190 с.
10. Частная аллергология / Под ред. А.Д. Адо. – М.: Медицина, 1976. – 512 с.
11. Juniper E., Guyatt G., Ferrie P. et al. Measuring quality of life in asthma // Am Rev Respir Dis. – 1993. – Vol. 147. – P. 832-838.
12. Solimene U., Brugnoli A., Minelli E. Метеопатия / Пер. с итал. – М.: Арнебия, 2003. – 224 с.
13. Srivastava K.S. Aqueous extracts of onion, garlic and ginger inhibit platelet aggregation and alter arachidonic acid metabolism // Biomed Biochim Acta. – 1984. – Vol. 43. – P. 335-346.
14. Wong T.W., Tam W.S., Yu T.S. Associations between daily mortalities from respiratory and cardiovascular diseases and air pollution // Occup Environ Med. – 2002. – Vol. 59, № 1. – P. 30-35.
15. Prince P.B., Rapoport A.M., Sheftell F.D. et al. The effect of weather on headache // Headache. – 2004. – Vol. 44 (6). – P. 596-602.

Поделиться с друзьями: