Разделы: Обзор |

Сартаны в лечении артериальной гипертензии, роль олмесартана

В.К. Серкова, Винницкий национальный медицинский университет имени Н.И. Пирогова
Артериальная гипертензия (АГ) – самое распространенное заболевание сердечно-сосудистой системы и наиболее важный фактор риска сердечно-сосудистых осложнений и смертности. В Украине в 2007 г. в структуре распространенности и заболеваемости хроническими заболеваниями системы кровообращения среди взрослых и подростков на первом месте стоит гипертоническая болезнь (ГБ) (соответственно 46,2% и 41,7%), к тому же среди больных с АГ – 4,8 млн лиц работоспособного возраста. По данным 2007 г., стандартизированный по возрасту показатель распространенности АГ среди городского населения Украины составил 29,3%: среди мужчин – 32,5%, среди женщин – 25,3%. В сельской популяции частота АГ несколько выше и составляет 36,3%: среди мужчин – 37,9%, среди женщин – 35,1% [3].
Риск развития сердечно-сосудистых осложнений возрастает с повышением артериального давления (АД). Продолжительность жизни 35-летнего мужчины с АД 150/100 мм рт. ст. на 16,5 лет меньше, чем у такого же мужчины с АД 120/80 мм рт. ст. В то же время из всех существующих факторов риска контроль АД является самым доступным способом профилактики сердечно-сосудистых осложнений [12, 25]. Проведенный метаанализ выявил линейную зависимость между сердечно-сосудистым и цереброваскулярным риском, с одной стороны, и повышением систолического АД (САД) – с другой [7]. Установлено, что повышение САД на каждые 20 мм рт. ст. ассоциировалось с увеличением сердечно-сосудистого риска в 2 раза у пациентов в возрасте 40-60 лет [23]. Исследование INTERHEART показало, что АГ является одним из наиболее мощных предикторов развития инфаркта миокарда (ИМ) [46].
Положительное влияние снижения АД у пациентов, страдающих АГ, на уменьшение заболеваемости и смертности было продемонстрировано в нескольких исследованиях. Показано, что лечение АГ сокращало количество инсультов на 35-40%, ИМ – на 20-25%, развития сердечной недостаточности (СН) – более чем на 50% [12, 25].
В последние десятилетия ХХ ст. были получены убедительные доказательства, свидетельствующие о роли повышенной активности ренин-ангиотензиновой системы (РАС) в кровяном русле и особенно в тканях. Высокая активность ренина и повышение уровня ангиотензина II (АII) плазме крови расцениваются как показатели неблагоприятного прогноза у больных с АГ и у пациентов с хронической СН. АII является мощным вазоконстриктором и основным элементом РАС, которая играет основную роль в регуляции АД [9, 10]. Повышение уровня АII в крови является независимым фактором риска развития сердечно-сосудистых заболеваний. Известно, что у больных ГБ с высокой активностью ренина риск ИМ увеличивается в 4 раза [10]. Кроме АПФ-зависимого пути превращения АI в АII существуют альтернативные пути с участием химаз, катепсина G, тонина и других сериновых протеиназ. Наибольшая активность этих ферментов определяется в тканях миокарда.
АII играет главную роль в повреждении органов-мишеней. Он вызывает вазоконстрикцию, эндотелиальную дисфункцию, ремоделирование сосудов, в том числе экстра- и интракраниальных, способствует развитию АГ, атеросклероза, апоптоза (гибели клеток). АII принимает участие в развитии гипертрофии миокарда, его фиброза, является фактором риска развития СН и ИМ. Он стимулирует секрецию альдостерона, ухудшает клубочковую фильтрацию, влияет на степень протеинурии [32].
Действие АII реализуется через АТ1- и АТ2-рецепторы, влияние которых противоположно. AT1-рецепторы оказывают преимущественно отрицательное воздействие – они ответственны за вазоконстрикцию, увеличивают реабсорбции Na, усиливают оксидативный стресс, вызывают эндотелиальную дисфункцию, инициируют образование воспалительных цитокинов, клеточную и тканевую гипертрофию. В противоположность AT1-рецепторам AT2-рецепторы способствуют вазодилатации, снижению реабсорбции Na, уменьшению воспаления, способствуют регенерации тканей, ингибируют пролиферацию и рост клеток [11].
Ингибирование РАС может происходить на различных уровнях. Наиболее часто с этой целью используют ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента (иАПФ), блокирующие превращение АI в АII. Однако при всей доказанной эффективности иАПФ они имеют пределы терапевтических возможностей – у 12-20% пациентов эффект от их применения отсутствует. Это объясняется, прежде всего, тем, что АII воздействует на АТ1-рецепторы не только через АПФ, но и через химазный путь, где иАПФ неэффективны [11].
В конце 80-х и начале 90-х гг. были синтезированы блокаторы ангиотензиновых рецепторов 1-го типа (БРА-1), опосредующие основные сердечно-сосудистые и почечные эффекты активации РАС. БРА-1 имеют ряд преимуществ перед иАПФ, которые делают перспективным их применение при лечении ГБ, что нашло отражение в Европейских рекомендациях по лечению артериальной гипертензии (2007, 2009) [2, 25]. Во-первых, БРА-1 более эффективно, чем иАПФ, подавляют сердечно-сосудистые и почечные эффекты активации РАС. В отличие от иАПФ, которые воздействуют лишь на один из путей образования основного эффекторного пептида РАС – АII, они действуют как антагонисты АII вне зависимости от того, как именно образовался последний. Во-вторых, действие БРА-1 более специфично, чем действие иАПФ. В отличие от иАПФ, БРА-1 не влияют на активность других нейрогуморальных систем, с которыми связаны характерные для иАПФ побочные эффекты, такие как сухой кашель и ангионевротический отек. Особенностями действия БРА-1 являются:
• постепенное снижение АГ и стойкое сохранение антигипертензивного эффекта;
• возможность применения один раз в сутки;
• простой подбор дозы;
• способность сохранять выраженную блокаду тканевых эффектов АІІ;
• переносимость, приближающаяся к плацебо;
• высокая приверженность пациентов к приему препарата;
• органопротекторные, в том числе кардио- и нефропротекторные свойства, обусловленные модуляцией активности РАС [38].
Первым блокатором АТ1-рецепторов при приеме внутрь был лосартан, синтезированный в 1988 г. В 90-е гг. прошлого века были разработаны другие БРА, которые отличаются от лосартана химической структурой, особенностями фармакокинетики и, главное, более длительным действием.
В основе антигипертензивного действия и других фармакологических эффектов БРА лежат несколько механизмов. Прямой механизм антигипертензивного действия связан с ослаблением эффектов АII, которые опосредуются АТ1-рецепторами. Блокируя эти рецепторы, БРА-1 уменьшают вызываемую АII артериальную вазоконстрикцию, снижают повышенное гидравлическое давление в почечных клубочках, уменьшают секрецию альдостерона, эндотелина-1, аргинин-вазопрессина и норадреналина. При длительном применении БРА-1 ослабляют пролиферативные эффекты АII, а также других вазопрессоров в отношении кардиомиоцитов и гладкомышечных клеток (ГМК) сосудов, а также фибробластов и мезангиальных клеток. Косвенные механизмы эффектов БРА-1 связаны с реактивной гиперактивацией РАС в условиях блокады АТ1-рецепторов, которая ведет к повышенному образованию АII и А (1-7). Эти эффекторные пептиды РАС в условиях блокады АТ1-рецепторов вызывают дополнительную стимуляцию АТ2- и АТ-Х-рецепторов, что способствует артериальной вазодилатации, натрийурезу, антипролиферативному эффекту, которые опосредуются АТ2- и АТ-Х-рецепторами. В почках стимуляция АТ2-рецепторов в афферентных и эфферентных артериолах сопровождается увеличением эффективного почечного плазмотока [32].
БРА-1 способны проникать через гематоэнцефалический барьер и тормозить активность пресинаптических АТ1-рецепторов симпатических нейронов, которые регулируют высвобождение норадреналина в синаптическую щель по механизму положительной обратной связи. Эта способность в значительной мере определяется липофильными свойствами БРА. Полагают, что стимуляция АТ2-рецепторов лежит в основе церебропротективного действия БРА-1. Переносимость БРА гораздо лучше, чем у других классов антигипертензивных средств [28].
Несмотря на общий механизм действия БРА-1, связывание с рецепторами между препаратами этой группы различается. Олмесартан и кандесартан имеют самую высокую аффинность к АТ1-рецепторам среди всех представителей своего класса. Кандесартан и ирбесартан обладают непреодолимым антагонизмом, в то время как лосартан и валсартан имеют конкурентный антагонизм. Биодоступность, абсорбция, метаболизм и путь элиминации между БРА также различны. Наиболее короткий период полувыведения отмечен у лосартана и валсартана, в то время как у кандесартана, ирбесартана и особенно у олмесартана – наиболее длительный [37].
Применение селективных БРА-2 обладает положительным эффектом как в связи с блокадой АТ1-рецепторов, так и в результате стимуляции АII незаблокированных АТ2-рецепторов (дополнительное гипотензивное и антипролиферативное действие). Высокой селективностью и длительным периодом выведения обладает телмисартан. Данные метаанализа пяти многоцентровых исследований с использованием амбулаторного мониторирования АД показали высокую антигипертензивную активность телмисартана с эффективным контролем АД в течение суток и в наиболее опасные для пациента утренние часы. В параллельном исследовании со слепой оценкой конечных точек, проводившимся в течение 14 недель при назначении телмисартана и рамиприла, выявлено преимущества первого [28]. Аналогичные данные получены и при сравнении с амлодипином.
Отличная от других БРА химическая структура предопределяет особые метаболические свойства телмисартана – способность к частичной активации PPARg-рецепторов. PPAR (peroxisome proliferator-activated receptor) – группа ядерных рецепторов (факторов транскрипции), которые регулируют экспрессию генов, кодирующих различные физиологические процессы: метаболизм глюкозы и липидов, формирование атеросклеротической бляшки, тонус сосудов, ангиогенез, дифференциацию клеток, миелогенез и др. [34].
К БРА-1, которые активизируют PPARg-рецепторы, относятся эпросартан, лосартан, иберсартан, телмисартан. Они способствуют снижению уровня инсулина натощак у пациентов с артериальной гипертонией на фоне сахарного диабета 2-го типа, повышают чувствительность к инсулину и оказывают положительное влияние на липидный обмен [6, 20].
Проведены многоцентровые исследования по эффективности и безопасности сартанов. Наиболее масштабное исследование БРА-1 по влиянию на прогноз у пациентов высокого риска – ONTARGET (сравнение телмисартана с рамиприлом). В нем приняли участие 25 620 больных, длительность составила 5,5 года. Показано, что эффективность телмисартана (80 мг) в предотвращении риска сердечно-сосудистой смерти, ИМ, инсульта и госпитализации в связи с СН эквивалентна рамиприлу (10 мг), который является «золотым стандартом» в профилактике осложнений у пациентов группы высокого риска. Эффект оказался независимым от степени снижения АД. Телмисартан показал лучший профиль переносимости, что отразилось на длительности приема препарата [28].
Одним из новых представителей класса БРА-2 является олмесартан медоксомил. В семи клинических исследованиях, проведенных с олмесартаном, показаны эффективность и преимущества олмесартана в достижении целевых уровней АД, значительном и достоверном снижении САД и диастолического АД (ДАД) как при офисном измерении, так и при суточном мониторировании. Доказана отличная переносимость олмесартана: частота развития побочных эффектов препарата в приведенных исследованиях была сравнима с плацебо [9]. Поскольку отмечается незначительное увеличение максимальной концентрации препарата в крови у пациентов с АГ старше 75 лет и при снижении клиренса креатинина, у пациентов этих групп не рекомендуется назначать препарат в суточной дозе, превышающей 20 мг [8, 19, 36].
У больных с умеренным нарушением функции печени однократная доза олмесартана 10 мг хорошо переносится. Он не метаболизируется цитохромом Р450 и поэтому не взаимодействует с препаратами, которые подвержены его влиянию [44]. В проведенных исследованиях по взаимодействию препаратов не отмечено изменения фармакокинетических свойств олмесартана медоксомила при приеме совместно с варфарином, дигоксином или антацидами. Концентрация олмесартана в плазме крови не изменяется после гемодиализа, в связи с чем не возникает необходимости в коррекции дозы у таких пациентов [40].
Аффинность (сродство) олмесартана к АТ2-рецепторам больше, чем у других БРА-2, таких как лосартан (IC50: 92 ± 5 nM) и его активный метаболит EXP 3174 (16 ± 1 nM), и такая же, как у кандесартана (12 ± 1 nM) [13].
При сравнении олмесартана с другими БРА-1 – лосартаном [4], кандесартаном [6], лосартаном, валсартаном и ирбесартаном [29] – показано, что олмесартан в стартовой дозе более эффективно снижает АД по сравнению со стартовыми дозами других представителей класса блокаторов рецепторов к АТII.
В исследовании Chrysant и Marybury сравнивали олмесартан в дозе 20 мг с амлодипином в дозе 5 мг у 440 пациентов с мягкой и умеренной АГ [13-16]. Показатель контроля АД был значительно лучше у олмесартана по сравнению с амлодипином (67,3% vs 64%, р < 0,01). В испытании OASYS олмесартан в дозе 20 мг/день сравнивали с нитрендипином в дозе 10 мг 2 раза в день у больных пожилого возраста (65-74 года) и очень пожилых пациентов (старше 75 лет) с АГ в течение 24 недель. Олмесартан был в такой же мере эффективен, как и нитрендипин, в снижении САД и ДАД, однако частота развития периферических отеков у получавших нитрендипин была достоверно выше (6,3%) по сравнению с олмесартаном (1,2%) [24].
Олмесартан снижал офисное ДАД и САД значительно более эффективно по сравнению с каптоприлом (ДАД – 9,9 мм рт. ст. vs 6,8 мм рт. ст.; САД – 14,7 мм рт. ст. vs 7,1 мм рт. ст.). Количество пациентов, ответивших на терапию, было значительно выше в группе олмесартана (53% vs 38%, р < 0,01) [45].
Олмесартан в такой же степени, как и атенолол, снижал офисное ДАД, но офисное САД снижалось более значительно (20,7 мм рт. ст. vs 17,2 мм рт. ст.) [41].
Таким образом, проведенные клинические исследования продемонстрировали отличную эффективность олмесартана в снижении офисного ДАД и САД. Очень важен тот факт, что большинство пациентов достигали целевых уровней ДАД < 90 мм рт. ст. [13, 26, 27]. Олмесартан эффективно и быстро действовал, хорошо переносился, количество побочных эффектов было сравнимо с плацебо. Олмесартан показал себя как более эффективный препарат для снижения офисного АД и дневного ДАД при суточном мониторировании по сравнению с другими блокаторами рецепторов к АТII (лосартан, валсартан, ирбесартан, кандесартан) [Brunner H.R. et al., 2003; 29]. Олмесартан показал себя таким же эффективным препаратом в плане снижения АД, как и амлодипин, фелодипин, атенолол, и более эффективным по сравнению с каптоприлом [13, 45].
Показано, что 5-летняя терапия олмесартаном поможет избежать 131 случай сердечно-сосудистой смерти на 100 тыс. пациентов и 1 330 сердечно-сосудистых событий по сравнению с лосартаном, 160 случаев сердечно-сосудистой смерти и 1 451 сердечно-сосудистого событие по сравнению с валсартаном, 27 случаев сердечно-сосудистой смерти и 473 сердечно-сосудистых события по сравнению с ирбесартаном [35].
Большинство пациентов с АГ принимают более чем один антигипертензивный препарат. Начальная терапия двумя препаратами рекомендована для пациентов с высоким кардиоваскулярным риском или с АД на 20/10 мм рт. ст. выше целевых уровней. Комбинированная терапия эффективна, когда состоит из препаратов, дополняющих друг друга по механизму действия [18; Guidelines, 2009].
Эффективность и переносимость олмесартана у пациентов с мягкой и умеренной АГ как в качестве монотерапии низкими дозами, так и в комбинации с гидрохлортиазидом, если это было необходимо для достижения целевых уровней АД, изучалась в исследовании OLMEBEST [5]. Количество пациентов, у которых нормализовалось ДАД на фоне комбинированной терапии, было больше по сравнению с пациентами, получающими монотерапию 40 мг олмесартана (59% vs 47%), хотя монотерапия олмесартаном 40 мг ассоциировалась с меньшим числом побочных эффектов по сравнению с комбинацией с гидрохлортиазидом (21,5% vs 28,3% соответственно) [16, 30].
В исследовании COACH изучалась эффективность и переносимость комбинированной терапии олмесартаном в различных дозах и амлодипином в дозе 5 или 10 мг у 1 940 пациентов с мягкой и умеренной АГ (ДАД 95-120 мм рт. ст.) в течение 8 недель [15]. Достижение целевых уровней АД через 8 недель в наибольшей мере наблюдалось у пациентов, получающих комбинированную терапию (35,0-53,2%), в отличие от монотерапии олмесартаном (20,0-36,3%) и монотерапии амлодипином (21,1-32,5%) (р < 0,005) по сравнению с плацебо (8,8%). C.V. Ram [31] изучал эффективность олмесартана или валсартана в комбинации с амлодипином в течение 8 недель терапии по сравнению с монотерапией каждым из препаратов. Комбинированная терапия в максимальных дозах препаратов (амлодипин 10 мг/олмесартан 40 мг и амлодипин 10 мг/валсартан 320 мг) показала преимущества в снижении АД над любым из препаратов монотерапии. При данных комбинациях офисное САД снижалось на 28,5 и 28,4 мм рт. ст. соответственно.
У пациентов с сахарным диабетом активация внутрипочечной ренин-ангиотензин-альдостероновой системы (РААС) способствует развитию поражения почек из-за увеличения резистентности сосудов почек и повышения внутригломерулярного давления. Исследование олмесартана медоксомила по сравнению с плацебо у пациентов с сахарным диабетом 2-го типа показало, что после приема 40 мг олмесартана в течение 12 недель происходило достоверное снижение резистентности сосудов почек, увеличение почечного плазмотока и клубочковой фильтрации [17].
Известно, что у пациентов с АГ и утолщением интимы-медиа сонных артерий наблюдается увеличение сердечно-сосудистого риска. В MORE study исследовали изменения толщины интимы-медиа сосудистой стенки и объема атеросклеротических бляшек в течение двух лет на фоне приема олмесартана 20-40 мг по сравнению с атенололом 50-100 мг через 28, 52 и 104 недели терапии у 165 пациентов с АГ (САД/ДАД – 140-180/ 90-105 мм рт. ст.). Толщина интимы-медиа и АД снижались одинаково на фоне приема олмесартана и атенолола, но лишь при приеме олмесартана, а не атенолола наблюдалось уменьшение объема больших атеросклеротических бляшек на 11,5 мкл [39].
На модели животных было исследовано влияние олмесартана на СН и показано уменьшение гипертрофии левого желудочка и фиброза у крыс с СН, а также уменьшение жесткости и улучшение расслабления миокарда. Высокие дозы олмесартана уменьшали смертность у крыс после ИМ [22]. После 28 дней приема олмесартана улучшалась сократительная способность миокарда у крыс после ИМ [26]. Кардиопротекторные и противовоспалительные свойства олмесартана (путем уменьшения продукции цитокинов) были показаны на модели крыс с острым аутоиммунным миокардитом [33]. Эффект олмесартана на коронарный околососудистый фиброз был показан на модели крыс с ожирением. В исследовании на обезьянах была показана способность олмесартана предупреждать развитие атеросклероза путем уменьшения стенки интимы-медиа в аорте, не влияя при этом на уровень общего холестерина [22, 32]. Таким образом, проведенные исследования на животных показали преимущества олмесартана как препарата, обладающего выраженными органопротекторными свойствами.
У пациентов с АГ часто имеются другие сопутствующие заболевания, например атеросклероз, которые значительно увеличивают сердечно-сосудистый риск [1]. Исследование MORE поможет в будущем определить преимущества олмесартана в уменьшении сердечно-сосудистого риска у пациентов с атеросклерозом [39]. Продолжающееся сейчас 5-летнее исследование ROADMAP по предупреждению развития микроальбуминурии у пациентов с СД 2-го типа поможет ответить на вопросы о предупреждении сердечно-сосудистого риска и поражения почек у этой категории пациентов [42].
Обладая хорошим профилем переносимости, олмесартан потенциально обеспечивает высокую приверженность пациентов к лечению и минимальный риск прерывания приема препарата. Фармакокинетический профиль с длительным периодом полувыведения позволяет осуществлять однократный прием препарата в сутки. Недавние исследования показали, что олмесартан обладает способностью полной блокады РААС в течение 24 часов [35]. В рекомендуемых дозах он снижает АД сильнее, чем другие представители класса сартанов. Препарат олмесартан – шестой представитель класса сартанов (лосартан, ирбесартан, валсартан, кандесартан, эпросартан) – имеет доказанную высокую антигипертензивную активность и хорошую переносимость и может рассматриваться как препарат первой линии для лечения пациентов с АГ.
Проведенный анализ литературных данных свидетельствует о ряде преимуществ блокаторов рецепторов ангиотензина ІІ:
• постепенное снижение АГ и стойкое сохранение антигипертензивного эффекта;
• возможность применения один раз в сутки;
• простой подбор дозы;
• способность сохранять выраженную блокаду тканевых эффектов АІІ;
• переносимость, приближающаяся к плацебо;
• высокая приверженность пациентов к приему препарата;
• органопротекторные, в том числе кардио- и нефропротекторные свойства, обусловленные модуляцией активности РАС.
Максимально защищая органы-мишени (органопротекция), блокаторы ангиотензиновых рецепторов улучшают выживаемость в первую очередь у больных артериальной гипертонией осложненного течения: с выраженной гипертрофией миокарда левого желудочка, нарушением почечной функции, сахарным диабетом, СН, цереброваскулярным поражением. Хорошо доказаны кардиопротективные свойства БРА, в первую очередь способность уменьшать степень гипертрофии левого желудочка. По данным метаанализа A.U. Kingbeil et al., у БРА этот эффект выражен в наибольшей степени по сравнению с препаратами других классов [21].
В рекомендациях ESH/ESC 2007 г. для БРА появилась еще одна интересная «ниша» – фибрилляция предсердий (рецидивирующая), что основано на данных исследований LIFE и VALUE, в которых было показано, что БРА (лосартан, валсартан) уменьшают риск развития новых случаев фибрилляции предсердий у пациентов с АГ [43].

Благодаря выигрышному сочетанию хорошей переносимости, органопротекции, благоприятного метаболического профиля и доказанного в клинических исследованиях снижения риска развития осложнений, этот класс антигипертензивных препаратов следует рассматривать как средства первого выбора для многих больных с повышенным АД.

Литература
1. Адонина Е.В., Верткин А.А., Галкин И.В. и др. Место блокаторов рецепторов ангиотензина ІІ в терапии артериальной гипертензии у пациентов с полипатией // Артериальная гипертензия. – 2010. – № 1 (9). – С. 53-58.
2. Пересмотр Европейских рекомендаций по ведению артериальной гипертензии: документ рабочей группы Европейского общества гипертензии // Артериальная гипертензия. – 2010. – № 1 (9). – С. 63-106.
3. Посібник до Національної програми профілактики і лікування артеріальної гіпертензії. 4-е видання. Рекомендації Української асоціації кардіологів з профілактики та лікування артеріальної гіпертензії. – 2008. – 80 с.
4. Ball K. A multi-centre, double-blind, efficacy, tolerability and safety study of the oral angiotensin II antagonist Olmesartan medoxomil versus losartan in patients with mild to moderate essential hypertension // J Hypertens. – 2001. – Vol. 19 (suppl. 2). – P. 153.
5. Barrios V. et al. Boccanelli A., Ewald S. et al. Efficacy and tolerability of olmesartan medoxomil in patients with mild to moderate essential hypertension: the OLMEBEST Study // Clin Drug Investig. – 2007. – Vol. 27. – P. 545-558.
6. Benson S.C., Pershadsingh H.A., Ho C.I. et al. Identification of telmisartan as a unique angiotensin II receptor antagonist with selective PPAR-modulating activity // Hypertension. – 2004. – Vol. 43. – P. 993-1002.
7. Blood Pressure Lowering Treatment Trialists Collaborations. Effect of different blood-pressure-lowering regimens of major cardiovascular events: results of prospectively-designed overviews of randomized trials // Lancet. – 2003. – Vol. 362. – P. 1527-1545.
8. Brunner H.R., Arakawa K. Antihypertensive efficacy of olmesartan medoxomil and candesartan cilexetil in achieving 24-hour blood pressure reductions and ambulatory blood pressure goals // Clin Drug Investig. – 2006. – Vol. 26. – P. 185-193.
9. Brunner H.R., Brunner H.R. Clinical efficacy and tolerability of olmesartan // Clin Ther. – 2004. – Vol. 26 (suppl. A). – P. A28-A32.
10. Brunner H.R., Nussberger J. Relevance of clinical pharmacological models for the evaluation of therapeutic dose range of an AT1-receptor antagonist // J Hypertens. – 2001. – Vol. 19 (suppl. 1). – P. S15-S20.
11. Burnier M., Brunner H. Angiotensin II receptor antagonists // Lancet. – 2000. – Vol. 355. – P. 637-645.
12. Chobanian A.V., Bakris G.L., Black H.R. et al. The Seventh Report of the Joint National Committee on Prevention, Detection, Evaluation, and Treatment of High Blood Pressure: the JNC 7 report // JAMA. – 2003. – Vol. 289. – P. 2560-2572.
13. Chrysant S.G., Marbury T.C., Robinson T.D. The antihypertensive efficacy and safety of olmesartan medoxomil compared with amlodipine for mild-to-moderate hypertension // J Hum Hypertens. – 2003. – Vol. 17. – P. 425-432.
14. Chrysant S.G., Marbury T.C., Silfani T.N. Use of 24-h ambulatory blood pressure monitoring to assess blood pressure control: a comparison of olmesartan medoxomil and amlodipine besylate // Blood Press Monit. – 2006. – Vol. 11. – P. 135-141.
15. Chrysant S.G., Melino M., Karki S., Lee J., Heyrman R. The combination of olmesartan medoxomil and amlodipine besylate in controlling high blood pressure: COACH, a randomized, double-blind, placebo-controlled, 8-week factorial efficacy and safety study // Clin Ther. – 2008. – Vol. 30. – P. 587-604.
16. Chrysant S.G., Weber M.A., Wang A.C., Hinman D.J. Evaluation of antihypertensive therapy with the combination of olmesartan medoxomil and hydrochlorothiazide // Am J Hypertens. – 2004. – Vol. 17. – P. 252-259.
17. Fliser D., Wagner K., Loss A. et al. Chronic angiotensin II receptor blockade reduces (intra)renal vascular resistance in patients with type 2 diabetes // J Am Soc Nephrol. – 2005. – Vol. 16. – P. 1135-1140.
18. Guidelines for the Management of Arterial Hypertension // J of Hypertension. – 2007. – Vol. 25. – P. 1105-1187.
19. Heagerty A.M., Mallion J.M. Olmesartan medoxomil in elderly patients with essential or isolated systolic hypertension: efficacy and safety data from clinical trials // Drugs Aging. – 2009. – Vol. 26. – P. 61-76.
20. Honji S., Nishi Y., Wada Y., Hamamoto Y., Koshiyama H. Possible beneficial effect of telmisartan on glycemic control in diabetic subjects (Letter) // Diabetes Care. – 2005. – Vol. 28. – P. 498.
21. Klingbeil A.U., Schneider M., Martus P. et al. A meta-analysis of the effects of treatment on left ventricular mass in essential hypertension //Amer J Med. – 2003. – Vol. 115. – P. 41-46.
22. Koga K., Yamagishi S., Takeuchi M. еt al. CS-886, a new angiotensin II type 1 receptor antagonist, ameliorates glomerular anionic site loss and prevents progression of diabetic nephropathy in Otsuka Long-Evans Tokushima fatty rats // Mol Med. – 2002. – Vol. 8. – P. 591-599.
23. Lewington S., Clarke R., Qizilbash N. et al. Age-specific relevance of usual blood pressure to vascular mortality: a meta-analysis of individual data for one million adults in 61 prospective studies // Lancet. – 2002. – Vol. 360. – P. 1903-1913.
24. Mallion J.M. Data presented at the 15th Eruopean meeting on hypertension during the sympoisa on «The Evolution of Angiotensin Receptor Blockade: More patients, better control, vascular benefits» at Milan (Italy), June 17. – 2005.
25. Mancia G., De Backer G., Dominiczak A. et al. 2007 Guidelines for the Management of Arterial Hypertension: The Task Force for the Management of Arterial Hypertension of the European Society of Hypertension (ESH) and of the European Society of Cardiology (ESC) // J Hypertens. – 2007. – Vol. 25. – P. 1105-187.
26. Neutel J.M. Clinical studies of CS-866, the newest angiotensin II receptor antagonist // Am J Cardiol. – 2001. – Vol. 87. – P. 37C-43C.
27. Norwood D., Branch E., Smith B. et al. Olmesartan medoxomil for hypertension: a clinical review // Drug Forecast. – 2002. – Vol. 27. – P. 611-618.
28. Yusuf S., Teo K.K., Pogue J. et al. ONTARGET Investigators. Telmisartan, ramipril, or both in patient at high risk for vascular events // N Engl J Med. – 2008. – Vol. 358. – P. 1547-1559.
29. Oparil S., Williams D., Chrysant S.G. et al. Comparative efficacy of olmesartan, losartan, valsartan, and irbesartan in the control of essential hypertension // J Clin Hypertens. – 2001. – Vol. 3. – P. 283-291.
30. Punzi H.A. Efficacy and safety of olmesartan medoxomil alone and in combination with hydrochlorothiazide // Expert Rev Cardiovasc Ther. – 2009. – Vol. 7. – P. 229-239.
31. Ram C.V. Antihypertensive efficacy of olmesartan medoxomil or valsartan in combination with amlodipine: a review of factorial-design studies // Curr Med Res Opin. – 2009. – Vol. 25. – P. 177-185.
32. Rodriguez-Iturbe B., Sato T., Quiroz Y. AT-1 receptor blockade prevents proteinuria, renal failure, hyperlipidemia and glomerulosclerosis in the Imai rat // Kidney Int. – 2004. – Vol. 66. – P. 668-675.
33. Saito I., Kushiro T., Ishikawa M. et al. Early antihypertensive efficacy of olmesartan medoxomil // J Clin Hypertens. – 2008. – Vol. 10. – P. 930-935.
34. Schupp M., Janke J., Clasen R. et al. Angiotensin type 1 receptor blockers induce peroxisome proliferators-activated receptor-gamma activity // Circulation. – 2004. – Vol. 109. – P. 2054-2057.
35. Scott L.J., McCormack P.L. Olmesartan medoxomil: a review of its use in the management of hypertension // Drugs. – 2008. – Vol. 68. – P. 1239-1272.
36. Smith D.H. Dose-response characteristics of olmesartan medoxomil and other angiotensin receptor antagonists // Am J Cardiovasc Drugs. – 2007. – Vol. 7. – P. 347-356.
37. Smith D.H. Comparison of angiotensin II type 1 receptor antagonists in the treatment of essential hypertension // Drugs. – 2008. – Vol. 68. – P. 1207-1225.
38. Spinnar J., Vitovek J., Sausek M. et al. CORD: Comparison of Recommended Doses of ace inhibitors and angiotensin II receptor blockers // Intern J Cardiol. – 2009.
39. Stumpe K.O., Agabiti-Rosei E., Zielinski T. et al. Carotid intima-media thickness and plaque volume changes following 2-year angiotensin II-receptor blockade. The Multicentre Olmesartan atherosclerosis Regression Evaluation (MORE) study // Ther Adv Cardiovasc Dis. – 2007. – Vol. 1. – P. 97-106.

Полный список литературы, включающий 46 пунктов, находится в редакции.
Поделиться с друзьями: