Инсулин гларгин 300 Ед/мл в лечении сахарного диабета: клиническая значимость и перспективы применения

страницы: 26-32

Предлагаем вашему вниманию обзор статьи B. E. de Galan, ведущего специалиста медицинского центра Университета Редбаунд, (Неймеген, Нидерланды), в которой освещены основные свойства инсулина гларгин 300 Ед/мл, а также его эффективность и новые возможности в достижении гликемического контроля у пациентов с сахарным диабетом (СД) при назначении этой модифицированной формы длительно действующего аналога инсулина гларгин.

На сегодняшний день СД является глобальной проблемой здравоохранения частота которой быстро возрастает. В соответствии с данными ВОЗ, в 2015 г. количество взрослых больных СД достигло 415 млн человек и по прогнозам к 2040 г. оно увеличится более чем на 50 %. В США около трети пациентов с СД получают инсулинотерапию. При этом ожидается, что число больных, нуждающихся в препаратах инсулина, будет значительно расти. Это связано с большей продолжительностью жизни лиц с диабетом; старением населения в целом; более молодым возрастом, в котором диагностируется СД как 1-го, так и 2-го типа; глобальной проблемой ожирения.

Базальные (длительного действия) аналоги инсулина составляют основу большинства схем инсулинотерапии. Большинству пациентов с СД 1-го типа назначают базально-болюсный режим инсулинотерапии, предполагающий ежедневные одно- или двукратные инъекции препаратов инсулина длительного действия в сочетании с введением быстродействующего аналога перед едой. Лицам с СД 2-го типа в большинстве современных руководств рекомендуют добавлять в схему терапии базальный инсулин, если гликемический контроль не может более поддерживаться при применении только пероральных сахароснижающих средств, особенно у больных с нарушением гликемии натощак. Следует отметить, что использование терминов «длительно-/быстродействующие» аналоги инсулина считается некорректным, поскольку все циркулирующие в крови свободные формы этих лекарственныех средств имеют одинаковую продолжительность действия. Факторами удлинения биологического действия препаратов инсулина является его медленное поступление из подкожного депо в кровоток, а также образование комплексов с альбумином, из которых инсулин медленно высвобождается.

Нейтральный протамин Хагедорна (НПХ-инсулин) – широко и наиболее давно применяемая в клинической практике группа препаратов инсулина длительного действия. Сегодня некоторые специалисты считают, что этот инсулин имеет среднюю продолжительность действия, так как она редко превышает 14 ч. На рубеже XXI века в качестве альтернативы НПХ-инсулину были разработаны аналоги инсулина гларгин и детемир с большей длительностью действия, которая обычно достигает 24 ч. Продолжительность действия инсулина гларгин несколько больше, чем таковая у препарата детемир, хотя существуют значительные индивидуальные различия. Гларгин имеет менее выраженный пик действия по сравнению с НПХ-инсулином и детемиром.При чем утверждение о том, что у него вообще отсутствует пик действия было неправомерным с самого начала. С другой стороны, инсулин детемир обладает более предсказуемым сахароснижающим эффектом, чем НПХ-инсулин и инсулин гларгин. Ученые предположили, что наличием вышеуказанных свойств можно объяснить, почему использование этих аналогов инсулина пролонгированного действия связано со снижением риска развития ночной гипогликемии при сравнении с НПХ-инсулином. Сочетанное применение инсулина короткого действия перед едой с препаратами инсулина длительного действия перед сном стало стандартным лечением у пациентов, находящихся на базально-болюсном режиме инсулинотерапии, предполагающем проведение многочисленных инъекций, особенно у лиц с СД 1-го типа.

Тем не менее современные схемы инсулинотерапии по-прежнему далеки от совершенства.

Ятрогенная гипогликемия остается проблемой для оптимального контроля уровня глюкозы у больных СД как 1-го, так и 2-го типа, получающих инсулин. В полной мере ее не удалось решить посредством внедрения длительно действующих аналогов инсулина. Именно поэтому создание инсулина с более плавным и пролонгированным фармакокинетическим и фармакодинамическим профилем, а также с меньшей внутри- и межиндивидуальной вариабельностью фармакологических свойств представляется крайне необходимым для обеспечения лучшего контроля уровня глюкозы наряду с низким риском возникновения гипогликемии. Гларгин-300 – это новый аналог инсулина длительного действия, недавно одобренный Управлением по контролю за пищевыми продуктами и лекарственными препаратами (FDA, США), а также Европейским агентством по оценке лекарственных средств (EMEA) для продажи в США и европейских странах. Гларгин-300 представляет в три раза более концентрированную форму традиционного инсулина гларгин 100 Ед/мл.

В данном обзоре проанализированы имеющиеся данные относительно эффективности гларгина-300 с учетом таких важных параметров, как контроль гликемии (по уровню гликированного гемоглобина [HbA1C]), риск гипогликемии и качество жизни.

Фармакокинетические и фармакодинамические профили инсулинов гларгин-100 и гларгин-300

вверх

В состав НПХ-инсулина входит инсулин, цинк и рыбий белок протамин. Последний компонент этого комплекса снижает растворимость НПХ в подкожной клетчатке, продлевая таким образом его всасывание из места введения в кровь. При этом сама молекула инсулина остается структурно неизменной. Ограничением к применению НПХ-инсулина является необходимость перемешивания суспензии перед инъекцией, с чем связана большая вариабельность сахароснижающего действия препарата. Инсулин гларгин имеет модифицированную молекулярную структуру, для получения которой аспарагин в 21-й позиции А-цепи человеческого инсулина заменили на глицин, а в В-цепь добавили две группы аргинина. Это изменяет изоэлектрическую точку молекулы инсулина, обеспечивая ее высокую растворимость при кислом рН и низкую – при физиологическом значении рН в месте инъекции. Поэтому гларгин представляет собой кислый раствор, который после введения в подкожно-жировую клетчатку нейтрализуется с образованием микропреципитатов, из которых инсулин постоянно высвобождается в кровоток в небольших количествах.

Образованием микропреципитатов объясняют постепенное поступление инсулина в кровь и, следовательно, его более пологий профиль концентрация/время по сравнению с НПХ-инсулином, хотя, как было отмечено ранее, он не лишен пика действия. При применении инсулина гларгин в клинически значимых дозах начало действия отмечается через 3-4 ч, период полувыведения составляет 12-14 ч, сахароснижающий эффект длится около 24 ч. Обычно достаточно однократной суточной дозы, за исключением случаев использования препарата в очень низких дозах, например у маленьких детей или чрезвычайно чувствительных к инсулину взрослых больных СД 1-го типа.

Молекулярная структура инсулина гларгин-300 не отличается от таковой традиционного инсулина гларгин 100 Ед/мл. Тем не менее гларгин-300 имеет более сглаженный фармакокинетический и фармакодинамический профиль по сравнению с гларгином-100 с более медленным началом сахароснижающего действия и увеличенной его длительностью (как минимум на несколько часов). Причина различий в фармакологической эффективности гларгина-300 и оригинальной формы препарата не до конца определена. Учеными было высказано мнение о том, что более равномерное высвобождение из преципитата гларгин-300 по сравнению с инсулином гларгин-100 обусловлено тем, что более концентрированная форма препарата придает большую структурную прочность и относительную устойчивость молекулы действующего вещества. Удивительно, что несмотря на большую продолжительность действия, биологическая доступность гларгина-300 ниже таковой гларгина-100 на ~ 10 %. Это обстоятельство позволяет предположить, что некоторое количество гларгина-300 не подвергается микропреципитации или же более длительное присутствие в подкожно-­жировой клетчатке каким-то образом усиливает высвобождение, хотя подобные суждения остаются гипотетическими.

Клинические исследования

вверх

Клиническую безопасность и эффективность препаратов гларгин-300 и гларгин-100 сравнивали в шести многоцентровых рандомизированных открытых шестимесячных клинических исследованиях IIIа фазы в параллельных группах программы EDITION, а также в одном исследовании с проведением непрерывного мониторинга глюкозы (табл. 1). В исследованиях EDITION приняли участие более 3500 лиц с неконтролируемым диабетом, при этом EDITION 1-3 включали больных СД 2-го типа, а EDITION 4 – с СД 1-го типа. Исследования EDITION JP-1 и EDITION JP-2 проводили среди японцев с СД 1-го и 2-го типов соответственно. Все исследования включали 2-недельный скрининг, 6-месячный период лечения, при этом в двух из них предполагался дополнительный 6-месячный период наблюдения для дальнейшей оценки эффективности и безопасности терапии. Первичной конечной точкой во всех испытаниях было изменение уровня HbA1C к концу лечения по сравнению с исходным показателем. При этом строгий протокол treat-to-target (до достижения целевого значения) с еженедельной коррекцией дозы инсулинов применялся для достижения и поддержания тощаковой концентрации глюкозы в пределах 4,4-7,2 ммоль/л при СД 1-го типа и 4,4-5,6 ммоль/л при СД 2-го типа.

Таблица 1. Обзор рандомизированных контролируемых исследований инсулина гларгин-300

Название исследования/первый автор

Изучаемая популяция

Страны

К-во участников

Длительность исследования

Первичный исход

EDITION 1, 2014

Больные СД 2-го типа, получающие базисную инсулинотерапию в комбинации с прандиальным инсулином

Канада, Чехия, Эстония, Финляндия, Франция, Германия, Венгрия, Латвия, Мексика, Нидерланды, Румыния, Россия, Южная Африка, США

807

6 мес (и дополнительный 6-месячный период наблюдения)

Изменение уровня HbA1C

EDITION 2, 2014

Пациенты с СД 2-го типа, получающие базисную инсулинотерапию

Канада, Чили, Финляндия, Франция, Германия,

Венгрия, Мексика, Португалия, Румыния,

Россия, Южная Африка, Испания, США

811

6 мес (и дополнительный 6-месячный период наблюдения)

Изменение уровня HbA1C

EDITION 3, 2015

Больные СД 2-го типа, принимающие пероральные гипогликемические препараты и никогда не получавшие инсулинотерапию

Канада, США, 12 европейских стран

878

6 мес

Изменение уровня HbA1C

EDITION 4, 2015

Пациенты с СД 1-го типа

Канада, Чехия, Дания, Эстония, Финляндия, Венгрия, Япония, Латвия, Нидерланды, Румыния, Швеция, США

549

6 мес

Изменение уровня HbA1C

EDITION JP-1, 2016

Больные с СД 1-го типа

Япония

243

6 мес

Изменение уровня HbA1C

EDITION JP-2, 2016

Пациенты с СД 2-го типа, получающие базисную инсулинотерапию

Япония

241

6 мес

Изменение уровня HbA1C

Н. Jinnouchi et al., 2015

Больные с СД 1-го типа

Япония

20 (перекрестное исследование)

28 дней

24-часовая вариабельность уровня глюкозы (при проведении непрерывного мониторинга глюкозы)

 

Наиболее важной вторичной конечной точкой во всех исследованиях было развитие гипогликемии (тяжелой, ночной или какой-либо). Термин «какая-либо гипогликемия» был использован для обозначения всех эпизодов гипогликемии при наличии/отсутствии симптомов, подтвержденной либо нет самостоятельным измерением концентрации глюкозы в крови. Подтвержденной считалась гипогликемия с/без симптомов при уровне глюкозы плазмы крови ≤ 3,9 ммоль/л. Тяжелой гипогликемией является состояние, требующее оказания медицинской помощи. Эпизоды гипогликемии при содержании глюкозы 3,0 ммоль/л были проанализированы отдельно.

Компания «Санофи-Авентис» выступила спонсором программы EDITION и принимала активное участие в составлении дизайна исследований, сборе, обработке и интерпретации полученных результатов, их статистическом анализе, а также в написании научных обзоров.

Сахарный диабет 1-го типа

EDITION 4 и EDITION JP-1 – исследования III фазы, проведенные у больных СД 1-го типа с участием 549 и 243 лиц соответственно. В обоих исследованиях подавляющее большинство больных исходно получали гларгин-100 и лишь незначительной части вводили базальный инсулин 2 раза в день. Пациенты были рандомизированы в соотношении 1:1 в группы применения гларгина-300 либо гларгина-100, проинструктированы относительно коррекции дозы гларгина-300 на 1,5-4,5 Ед и гларгина-100 на 1,0-4,0 Ед для достижения указанных ранее целевых уровней глюкозы крови натощак. В исследовании EDITION 4 одной половине пациентов инъекции базального инсулина были назначены вечером (между ужином и сном), а другой – утром (между первым и вторым завтраком).

В обоих исследованиях уровень HbA1C снизился в одинаковой степени у пациентов двух рандомизированных групп (с максимальной разницей средних величин HbA1C между группами 0,4 % [4,4 ммоль/моль]), что указывает на сопоставимую эффективность препаратов гларгин-300 и гларгин-100 (рис.). Не было отмечено никаких различий в исходах утренних и вечерних инъекций. В небольшом перекрестном исследовании Н. Jinnouchi et al. (2015), в котором сравнивались эффекты 4-недельной терапии инсулинами гларгин-300 и гларгин-100 у 20 больных СД 1-го типа, установили отсутствие различий между двумя схемами лечения в вариабельности уровней глюкозы при проведении их непрерывного мониторинга в течение 3 дней. Во всех исследованиях пациенты, получавшие инъекции гларгина-300, в среднем больше повысили дозы базального инсулина, чем лица, применявшие гларгин-100 (разница колебалась в пределах от 12 до > 20 % при преимущественно неизменных дозах прандиального инсулина).

Более 90 % участников исследований EDITION сообщили об эпизодах гипогликемии, многие из которых были подтверждены при измерении уровня глюкозы и зафиксированы пре­имущественно в дневное время. В исследовании EDITION JP-1 терапия гларгином-300 была связана со снижением относительных рисков какой-либо подтвержденной или тяжелой гипогликемии на 20 и 34 % соответственно, в т.ч. при развитии таких событий в течение ночи (0:00-05:59 ч) (табл. 2). Однако вышеуказанное снижение рисков наблюдалось в первые 8 нед лечения при титровании дозы инсулина. По результатам исследования EDITION 4, терапия гларгином-300 сопровождалась снижением частоты эпизодов ночной гипогликемии на 31 % в течение первых 8 нед, после чего такой эффект не наблюдался. Именно поэтому риски гипогликемии за весь 6-месячный период исследования сократились только на 10 % (табл. 2). Не было зафиксировано никаких различий в рисках гипогликемии, развившейся в любое время суток, между группами испытуемых независимо от диагностированного уровня глюкозы: ≤ 3,9 или < 3,0 ммоль/л. Тяжелая гипогликемия чаще возникала у пациентов, получавших инъекции гларгина-100, нежели гларгина-300. В обоих исследованиях увеличение массы тела было менее выраженным на фоне лечения гларгином-300. Никаких различий между группами гларгина-300 и гларгина-100 в возникновении постинъекционных осложнений или других связанных с лечением побочных эффектов выявлено не было.

Сахарный диабет 2-го типа

Четыре исследования III фазы программы EDITION при участии пациентов с СД 2-го типа включали EDITION 1 (n = 807), которое проводили среди лиц, получавших на момент отбора базисно-болюсную инсулинотерапию; EDITION 2 (n = 811) – пероральные сахароснижающие препараты и базальный инсулин; EDITION 3 (n = 878) – среди «инсулин-наивных» больных, у которых пероральная сахароснижающая терапия оказалась неэффективной; EDITION JP-2 (n = 241) – у японцев, вводивших базальный инсулин (с/без пероральных сахароснижающих средств). Все исследования были открытыми многоцентровыми и многонациональными (за исключением EDITION JP-2), длительностью 6 мес. Их участников рандомизировали в соотношении 1:1 в группы введения гларгина-300 или гларгина-100 1 раз в день вечером. Согласно протоколам для достижения целевых уровней глюкозы в плазме крови натощак, минимальная корректировка дозы инсулина была установлена на отметке 3,0 Ед, за исключением исследования EDITION JP-2, в котором она составляла 1,5 Ед для гларгина-300 и 1,0 Ед для гларгина-100.

Рисунок. Влияние терапии инсулином гларгин-300 (светлые столбики) и гларгин-100 (темные столбики) на изменение показателей HbA1C в ходе 6-месячных исследований EDITION среди больных СД 1-го (EDITION 4 и JP-1) и 2-го (EDITION 1, 2, 3 и JP-2) типов

В этих четырех исследованиях инсулин гларгин-300 оказался столь же эффективным, как гларгин-100 в снижении концентрации HbA1C (рис.) и увеличении доли пациентов, которым удалось достичь гликемических целей (т.е. уровня HbA1C < 53 ммоль/моль [7 %]). Ни в одном из исследований максимальная разница средних величин HbA1C между группами не превышала 0,4 % (4,4 ммоль/моль), что указывает на сопоставимую эффективность инсулинов гларгин-300 и гларгин-100. На фоне двух схем лечения наблюдалось аналогичное снижение содержания глюкозы в плазме крови натощак, показателей глюкозы при самостоятельном измерении перед едой, а также в 7- и 8-точечных профилях самостоятельно определенной глюкозы плазмы (профили оценивались только у пациентов, находящихся на базисно-болюсном режиме инсулинотерапии). Дозировки гларгина-300 и гларгина-100 постепенно были повышены у всех больных, однако в большей степени у лиц, получавших гларгин-300. У последних на момент завершения лечения доза базального инсулина на 10-17 % превышала таковую у лиц, рандомизированных в группу гларгина-100. В исследовании EDITION 1 дозы прандиального инсулина остались неизменными к концу наблюдения и не различались между группами.

Как и ожидалось, гипогликемия реже регистрировалась у пациентов с СД 2-го, нежели 1-го типа, и ее возникновение зависело от схемы инсулинотерапии. Так, частота гипогликемии была наиболее высокой у пациентов, находящихся на базисно-­болюсном режиме (EDITION 1), и наиболее низкой у «инсулин-наивных» больных, которые начали лечение с применения базального инсулина (EDITION 3). Эпизоды ночной и тяжелой ночной гипогликемии, подтвержденные посредством самостоятельного измерения уровня глюкозы, возникали реже и у меньшего количества пациентов группы гларгина-300. В исследованиях EDITION 1-3 на фоне шестимесячной терапии гларгином-300 число больных с повышенным риском ночной гипогликемии сократилось на 22-37 %. Частота развития гипогликемии снизилась примерно на треть у лиц, уже получавших инсулинотерапию, однако не изменилась у «инсулин-наивных» больных СД 2-го типа (табл. 2). Хотя наибольшие различия в рисках развития ночной гипогликемии между группами гларгина-300 и гларгина-100 наблюдались в первые 8 нед после рандомизации, они, как правило, сохранялись на протяжении оставшегося периода лечения. В исследованиях EDITION 2 и EDITION JP-2 сообщалось о том, что прибавка веса была на 0,5 и 1,0 кг меньше на фоне использованиея гларгина-300, чем гларгина-100. Другие побочные эффекты терапии возникали с аналогичной частотой в обеих группах.

Таблица 2. Частота развития ночной гипогликемии у участников исследований EDITION на фоне применения инсулина гларгин-300

Исследование, к-во пациентов

Гларгин-300

Гларгин-100

Относительный риск (95 % доверительный интервал)

СД 1-го типа

EDITION 4,
n = 549

– К-во участников, %

– К-во событий (на пациенто-год)

 

188 (68,6)

Данные отсутствуют (8,0)

 

193 (70,2)

Данные отсутствуют (9,0)

 

0,98 (0,88-1,09)

0,90 (0,71-1,14)

EDITION JP-1,
n = 243

– К-во участников, %

– К-во событий (на пациенто-год)

 

84 (68,9)

444 (7,46)

 

98 (81,0)

663 (11,24)

 

0,85 (0,73-0,99)

0,66 (0,48-0,92)

Н. Jinnouchi et al.,
n = 20 (перекрестное исследование)

– К-во участников, %

– К-во событий (на пациенто-год)

 

4 (20,0)

6 (3,6)

 

8 (40,0)

20 (12,0)

 

0,50 (0,18-1,40) *

0,30 (0,11-0,72) *

СД 2-го типа

EDITION 1,
n = 807 (базально-болюсный режим)

– К-во участников, %

– К-во событий (на пациенто-год)

 

180 (44,6)

610 (3,13)

 

231 (57,5)

813 (4,20)

 

0,78 (0,68-0,89)

0,75 (0,58-0,95)

EDITION 2,
n = 811 (базальная инсулинотерапия)

– К-во участников, %

– К-во событий (на пациенто-год)

 

114 (28,3)

362 (1,89)

 

162 (39,9)

713 (3,68)

 

0,71 (0,58-0,86)

0,52 (0,35-0,77) *

EDITION 3,
n = 878 (при участии лиц, никогда не получавших инсулинотерапию)

– К-во участников, %

– К-во событий (на пациенто-год)

 

78 (17,9)

263 (1,31)

 

103 (23,5)

265 (1,34)

 

0,76 (0,59-0,99)

0,98 (0,64-1,48)

EDITION JP-2,
n = 241 (базальная инсулинотерапия)

– К-во участников, %

– К-во событий (на пациенто-год)

 

34 (28,3)

129 (2,18)

 

55 (45,8)

297 (4,98)

 

0,62 (0,44-0,88)

0,45 (0,21-0,96)

*Подсчет в соответствии с данными, представленными в статье.

 

Исследования EDITION 1 и 2 включали дополнительный 6-месячный период наблюдения, в течение которого участники продолжали получать предписанное лечение. По окончанию этого этапа первоначально полученные в течение первых 6 мес результаты терапии в той или иной степени были подтверждены. Таким образом, гликемический контроль, отражающийся в изменениях показателей HbA1C, тощаковой глюкозы и самостоятельного измеренных ее профилей, был в значительной степени сопоставим между двумя группами лечения от начала исследования и до конца дополнительного периода наблюдения. Частота эпизодов подтвержденной ночной гипогликемии оставалась ниже на 16-37 % у пациентов группы гларгина-300. В этих двух продленных исследованиях количество случаев развития какой-либо подтвержденной гипогликемии в год в сравниваемых группах было сопоставимым.

Исходы инсулинотерапии по оценкам пациентов

В большинстве исследований EDITION изучалось влияние применения гларгина-300 на удовлетворенность лечением и качество жизни пациентов, определявшиеся с помощью опросников DTSQ и EQ-5D. В исследовании EDITION 1 удовлетворенность результатами терапии увеличилась несколько больше у пациентов, рандомизированных в группу гларгина-300, по сравнению с теми, кто получал гларгин-100. Однако это улучшение оказалось не связанным с частотой предполагаемых эпизодов гипогликемии, при этом вышеуказанная разница уже не отмечалась в конце дополнительного шестимесячного периода наблюдения. Показатели удовлетворенности лечением не различались между группами в трех других исследованиях, в которых изучался этот параметр. У пациентов двух групп также не выявлено различий в отношении воспринимаемого качества жизни или страха гипогликемии. Однако опасения по поводу развития гипогликемии исследовались только у «инсулин-наивных» больных СД 2-го типа, инициировавших инсулинотерапию, а также у лиц с СД 1-го типа, которые имели низкие исходные баллы по опроснику оценки страха гипогликемии.

Клиническая ценность применения инсулина гларгин-300

вверх

Проведенные до настоящего времени исследования показали, что гларгин-300 имеет сопоставимую эффективность с гларгином-100 и, как следствие, с другими базальными инсулинами относительно снижения уровня HbA1C и достижения целей гликемического контроля. Согласно полученным результатам, сахароснижающий эффект гларгина-300 был на ~ 20 % меньше, чем гларгина-100, что подтверждается необходимостью назначения более высоких доз инсулина для поддержания исходного контроля гликемии в конце наблюдения. В некоторых исследованиях сообщается о несколько меньшей прибавке веса у больных, получавших гларгин-300, чем у лиц, применявших стандартный гларгин. У пациентов с СД 2-го типа лечение гларгином-300 было связано со снижением частоты развития ночной гипогликемии на 25 % по сравнению с терапией гларгином-100. Этот эффект наблюдался также у больных СД 1-го типа, однако он ограничивался в основном первыми 8 нед терапии.

Снижение риска развития ночной гипогликемии на ~ 25 % может показаться не настолько важным, поскольку большинство гипогликемических событий происходят в дневное время. Также получено недостаточно доказательств того, что этот эффект сопровождается аналогичным снижением частоты тяжелой гипогликемии, которая считается клинически более значимой. Однако многие пациенты и их близкие рассматривают ночную гипогликемию как более значимую проблему, вызывающую большую тревогу, нежели гипогликемические эпизоды, происходящие в дневное время. Ночная гипогликемия сопровождается потерей нескольких часов сна в результате пробуждений и негативно сказывается на его качестве, даже когда пациент не просыпается. Большинство больных ощущают усталость, снижение работоспособности на следующий день и необходимость дополнительного сна днем. От 20 до 30 % лиц пропускают рабочий день или не в состоянии выполнять свою профессиональную деятельность. Около 25 % пациентов обращаются за медицинской помощью, 15 % – снижают дозы инсулина. И наконец, половина супругов пациентов, испытывающих приступы ночной гипогликемии, также вынуждены просыпаться.

Для больного СД имеются и другие потенциальные преимущества применения глар­гина-300 по сравнению с его стандартной формой. Пациенты с выраженной резистентностью к инсулину, нуждающиеся в очень высоких дозах его, на фоне меньшего объема введенного препарата будут ощущать меньший дискомфорт в области инъекции. Инсулин длительного действия с пролонгированным периодом полувыведения, характеризуется вариабельностью времени применения. При необходимости пациенты могут вводить инсулин гларгин-300 в интервале до 3 ч до или после обычного времени введения препарата. Недавнее исследование показало, что увеличение временного диапазона применения гларгина-300 от 23-25 до 21-27 ч не влияет на его эффективность и безопасность у больных СД 2-го типа. Гибкость времени введения гларгина-300 может быть особенно выгодна при посменной работе, у лиц с большой временной вариабельностью режимов сна и бодрствования, а также для тех, кто часто пересекает часовые пояса. Другая группа пациентов, для которых эта особенность введения гларгина-300 будет иметь большое значение (и которые обычно исключаются из клинических исследований) – это амбулаторные и стационарные больные, нуждающиеся в помощи медсестры, чтобы ввести препарат. Наконец, учитывая основной механизм действия гларгина, более медленное высвобождение инсулина из подкожных преципитатов, возможно, обеспечит более предсказуемый сахароснижающий эффект и, как следствие, снижение вариабельности гликемии.

Выводы

вверх

Гларгин-300 – представитель новой генерации базальных инсулинов с модифицированной формулой стандартного гларгина, содержащий то же количество инсулина, что и гларгин-100, в одной трети объема. Фармакокинетические и фармакодинамические параметры гларгина-300 более постоянные и продолжительные (> 24 ч) по сравнению с гларгином-100, что обусловлено более равномерным и длительным его высвобождением из подкожного депо. По результатам клинических исследований EDITION при участии больных СД 1-го и 2-го типов, гларгин-300 обеспечивал сопоставимый гликемический контроль и аналогичный профиль безопасности наряду с более низкой частотой гипогликемических событий в сравнении с гларгином-100. Терапия гларгином-300 предполагала более гибкий режим введения инсулина и ассоциировалась с меньшей прибавкой массы тела. Необходимо проведение дальнейших исследований в целях определения места гларгина-300 в клинической практике в сравнении с другими препаратами инсулина пролонгированного действия.

Обзор подготовила Марина Малей

По материалам: B. E. de Galan. Insulin glargine 300 U/mL in the management of diabetes:clinical utility and patient perspectives.
Patient Preference and Adherence 2016: 10 2097-2106.

Поделиться с друзьями: