Эффективность фондапаринукса в лечении острого инфаркта миокарда с элевацией сегмента ST при отсутствии реперфузионной терапии

J. Oldgren, L. Wallentin, R. Afzal et al.

Лечение пациентов с острым инфарктом миокарда (ОИМ) с элевацией сегмента ST включает в себя введение антитромботических препаратов, а также, если это возможно, проведение реперфузии – первичное чрескожное коронарное вмешательство (ЧКВ) или тромболитическое лечение [1, 2]. Возможность проведения реперфузии ограничивается рядом факторов, в том числе наличием противопоказаний: высокого риска развития кровотечений, позднего диагностирования (более 6-12 часов от начала проявления симптомов) и ограниченного доступа для проведения ЧКВ. Поэтому более четверти пациентов при ОИМ с элевацией сегмента ST не получают реперфузионной терапии [3-5]. Данная группа пациентов гетерогенна, включает пациентов с высоким риском смерти. Именно поэтому они нуждаются в экстренной помощи.
Ингибирование тромбоцитов с помощью аспирина значительно снижает частоту развития смерти и повторного инфаркта миокарда (ИМ) у всех пациентов с ОИМ c элевацией сегмента ST, которые проходят разнообразные виды лечения (даже тем, которым не проводится реперфузия) [6]. Метаанализ также показал преимущество назначения нефракционированного гепарина (НФГ) без сопутствующего введения аспирина у пациентов, которым не назначалась фибринолитическая терапия [6]. Существует очень мало данных об эффекте одновременного назначения НФГ и аспирина пациентам с ОИМ с элевацией сегмента ST, которым не проводилась фибринолитическая терапия. Назначение эноксапарина (низкомолекулярного гепарина) не имеет никаких преимуществ перед назначением НФГ пациентам с ОИМ с элевацией сегмента ST, которым не проводится фибринолитическое лечение [7]. Только ревипарин (низкомолекулярный гепарин) по сравнению с плацебо снижает частоту случаев смерти, повторного инфаркта и инсульта, однако данный препарат еще не слишком широко распространен. Возможность назначения каких-либо антитромботических препаратов пациентам, которым невозможно провести реперфузию, остается на усмотрение врача [8]. 
Синтетический пентасахарид – фондапаринукс – селективно связывает антитромбин и быстро ингибирует фактор Ха [9]. В исследовании OASIS-5 пациентам с острым коронарным синдромом, но без элевации сегмента ST, назначали фондапаринукс и эноксапарин [10]. Введение этих препаратов имело одинаковый кратковременный эффект – предотвращало ранние ишемические проявления, но фондапаринукс снижал частоту кровотечений и уровень смертности на первом и шестом месяцах лечения.
В исследовании OASIS-6 сравнивали эффект от подкожного ежедневного введения 2,5 мг фондапаринукса и других стандартных методов антикоагулянтной терапии у пациентов, которым выполнялось либо ЧКВ, либо тромболизис, и у пациентов, которым не проводилась реперфузия [11]. В течение первых 30 дней случаи смерти или развитие повторного инфаркта в контрольной группе составили 11,2%, в группе фондапаринукса – 9,7% (с небольшой предрасположенностью к развитию острых кровотечений). Учитывая, что четверти пациентов с ОИМ с элевацией сегмента ST не проводят реперфузионную терапию, были проведены анализы больных этой подгруппы (2 867 человек).

Материалы и методы исследования
OASIS-6 – рандомизированное двойное слепое исследование стратегии лечения: использование фондапаринукса (антикоагулянтные препараты во время пребывания пациента в госпитале) или стандартных методов (НФГ или полное отсутствие антикоагулянтной терапии) у пациентов с ОИМ с элевацией сегмента ST, которым проводили ЧКВ или фибринолитическую терапию, или вообще не выполняли реперфузию. В исследовании принимали участие 447 центров из 41 страны. После письменного согласия все пациенты с ОИМ с элевацией сегмента ST (в течение первых 24 часов от начала проявления симптомов) становились участниками исследования. В дальнейшем этот промежуток был уменьшен до 12 часов на основании результатов клинического исследования по оценке эффекта приема ревипарина и изменения метаболизма при лечении ОИМ (CREATE) [8]. Исследование продемонстрировало незначительное преимущество при начале проведения антикоагулянтной терапии в первые 12 часов с момента проявления симптомов. Пациенты с противопоказаниями к антикоагулянтной терапии (высокий риск развития кровотечений, прием пероральных антикоагулянтов, уровень креатинина > 265 ммоль/л (3,0 мг/дл)) не принимали участия в исследовании. Рандомизация проводилась по назначению НФГ (группа II) или отсутствию показаний к его применению (группа I). В исследовании анализировались данные пациентов, которым невозможно было провести реперфузионную терапию по причине позднего обращения либо из-за наличия абсолютных противопоказаний. Согласно протоколу, пациенты были распределены на две группы (группа I и группа II) для отображения изменчивости в современной клинической практике.
В группе I (1 226 человек) пациентам, которым не назначалась реперфузионная терапия, ежедневно подкожно вводили однократно 2,5 мг фондапаринукса либо плацебо в течение 8 дней или до выписки из госпиталя. В группе II (1 641 человек) пациенты получали фондапаринукс или плацебо (первая доза внутривенно, последующие – подкожно) в течение 8 дней или до выписки из госпиталя. В контрольной подгруппе группы II пациентам выполнялись болюсные инъекции НФГ (60 МЕ/кг), затем инфузия 12 МЕ/кг в течение 24-48 часов. В группе фондапаринукса проводились такие же болюсные инъекции и инфузии с плацебо. Максимальная болюсная доза НФГ составила 4 000 МЕ, максимальная скорость инфузии – 1 000 МЕ/ч у пациентов с весом > 70 кг. Данные дозы регулировали так, чтобы активированное частичное тромбопластиновое время (АЧТВ) колебалось в пределах терапевтической нормы. Для того чтобы соблюдать условия двойного слепого исследования пациентам, которые получали плацебо и НФГ, каждые 3 часа определяли АЧТВ. Центральная компьютеризированная система демонстрировала реальные или ложные значения АЧТВ, которые использовали для корректировки инфузии.
Первичным и комплексным исходом для исследования OASIS-6 была частота случаев смерти или повторного инфаркта миокарда в течение первых 30 дней. Эти значения также оценивали на 9-й день и в конце исследования (от 90 до 180 дней). Заранее было решено (без учета каких-либо результатов) наблюдать всех пациентов, которые зарегистрировались после 21 марта 2005 г., только в течение 90 дней. В данной подгруппе 1 033 пациента наблюдались в течение 90 дней и 1 834 – 180 дней. Первичной задачей данного исследования была оценка безопасности и эффективности фондапаринукса в сравнении со стандартными методами лечения (плацебо и НФГ) среди пациентов, которым не проводилась реперфузионная терапия. Был сделан анализ исходов, в том числе частоты случаев смерти, повторного инфаркта и острого кровотечения. Определение повторного инфаркта и классификация смертей и кровотечений были опубликованы ранее [11]. Согласно стандартным определениям, все случаи смерти, повторных инфарктов, инсультов, кровотечений (массивных и острых) были распределены. В данном анализе использована классификация кровотечений, которая позволяет сравнить проведение тромболизиса при ИМ [12]. Кровотечения классифицированы как острое (фатальное и внутричерепное кровотечение, тампонада сердца, клинически значимое кровотечение со снижением уровня гемоглобина > 5 г/дл, каждое переливание крови увеличивает содержание гемоглобина на 1 г/дл); малое (клинически явное кровотечение со снижением содержания гемоглобина от 3 до 5 г/дл, которое не соответствует критериям острого кровотечения, каждое переливание крови увеличивает содержание гемоглобина на 1 г/дл) и другие.
Использовалась описательная статистика. Процент дискретных переменных и средних значений ± стандартное отклонение для непрерывных переменных были рассчитаны для основных характеристик. Эффекты лечения представлены на шкале риска и в виде 95% доверительного интервала [ДИ] (благодаря пропорциональной модели риска Кокса), также проводились тесты на гетерогенность. При формировании подгрупп учитывали первоначальную стратегию лечения (ЧКВ, тромболитическая терапия, отсутствие реперфузионного лечения), пол, время от появления симптомов и до начала лечения, группа (использование НФГ или плацебо). Из-за большого количества подгрупп для проведения анализа был проведен тест с двусторонним уровнем для определения взаимодействия между группами (0,01). 

Результаты исследования и их обсуждение
Перед рандомизацией основные характеристики и методы антитромботического лечения были распределены между группами пациентов, которые принимали фондапаринукс, и теми кто входил в контрольную группу (НФГ или плацебо) (табл. 1). По сравнению с пациентами, которым проводилась реперфузионная терапия, пациенты в данном исследовании были старше (средний возраст 64,8 против 60,5 лет) и среднее время от начала проявления симптомов до начала лечения было в 2 раза длиннее (10,7 против 5,3 часа). Соотношение пациентов, перенесших в прошлом ИМ, инсульт или имевших артериальную гипертензию, сердечную недостаточность, было значительно выше в группе пациентов, которым не проводилась реперфузионная терапия.
Практически все пациенты принимали аспирин. Использование β-блокаторов, ингибиторов АПФ и препаратов, снижающих содержание липидов, даже после рандомизации было достаточно высоким (табл. 2). После рандомизации НФГ (вне исследования) назначался у 7,7% пациентов, низкомолекулярный гепарин – у 5,8%, антагонисты рецепторов гликопротеинов IIb/IIIа – у 4,2%. Эти показатели одинаковые в обеих группах (контрольной и фондапаринукса). Однако назначения проводились значительно позже, чем пациентам с реперфузионной терапией. Приблизительно у 26% пациентов назначался клопидогрель. Этот показатель в два раза меньше, чем количество пациентов с реперфузионной терапией. Фондапаринукс и плацебо назначали на протяжении 8 дней соответственно.
В подгруппе пациентов, которым не проводилась реперфузионная терапия, частота случаев смерти, повторного инфаркта в течение первых 30 дней была значительно ниже в группе фондапаринукса, чем в контрольной (с приемом НФГ и плацебо) (рис. 1). Отмечалась значительная тенденция к снижению показателей отдельных индивидуальных компонентов (первичного исхода) (табл. 3). Соотношение пациентов с острыми кровотечениями и инсультами в обеих группах было практически одинаковым. В целом, лечение фондапаринуксом положительно влияло на клиническую картину заболевания (соотношение случаев смерти, повторного ИМ, острых кровотечений и случаев смерти, повторного инфаркта и инсультов) (табл. 3).
Преимущества лечения фондапаринуксом были очевидны уже на 3-й день исследования по частоте случаев смертей и повторных инфарктов (отношение риска [ОР] 0,77; 95% ДИ 0,58-1,04) и сохранились до конца исследования (3-6 месяцев) (рис. 1). Клиническое соотношение преимущество/риск развития смерти, повторного ИМ и острых кровотечений также изменилось в группе фондапаринукса в конце исследования (ОР 0,82%, 95% ДИ 0,69-0,97).
Основываясь на заключениях докторов, 1 226 пациентов группы I не нуждались в назначении НФГ, 1 641 пациент группы II – нуждался. Фондапаринукс вводили 8 дней в обоих группах. НФГ вводился в течение 42 часов в группе II. 
Уже на 3-й день исследования проявилось улучшение при использовании фондапаринукса (частота случаев смертей и повторного ИМ) в обеих группах: в группе I – фондапаринукс против плацебо (ОР 0,76; 95% ДИ 0,48-1,2); в группе II – фондапаринукс против НФГ (ОР 0,79; 95% ДИ 0,53-1,16; р = 0,91) для гетерогенности. Были получены достоверные результаты по первичному исходу в течение первых 30 дней (частота случаев смерти и повторного ИМ) в обеих группах: фондапаринукс против плацебо (ОР 0,88; 95% ДИ 0,65-1,19) и фондапаринукс против НФГ (ОР 0,74; 95% ДИ 0,57-0,97) (рис. 2).
Частота случаев развития острого кровотечения в течение первых трех дней незначительно отличалась в обеих группах: фондапаринукс против плацебо (ОР 0,39; 95% ДИ 0,08-2,00) и фондапаринукс против НФГ (ОР 0,72; 95% ДИ 0,30-1,71; р = 0,51). Также в течение первых 30 дней не отмечалось значительной разницы в частоте развития острого кровотечения в обеих группах: фондапаринукс против плацебо (ОР 0,78; 95% ДИ 0,21-2,89) и фондапаринукс против НФГ (ОР 0,84; 95% ДИ 0,41-1,72) (рис. 3).
Около 28% пациентов, которым не проводилась реперфузионная терапия, были отобраны в первые 
6 часов от начала проявления симптомов, 38% – в течение 6-12 часов и 34% – в течение 12 часов и более. Не наблюдалось значительной неоднородности в значениях эффективности фондапаринукса и других препаратов (контрольная группа) по отношению к частоте случаев смерти и повторного инфаркта в течение первых 30 дней и ко времени от начала проявления симптомов (рис. 2). Также наблюдалась практически одинаковая тенденция к снижению частоты случаев смерти и повторного инфаркта в течение первых 30 дней при приеме фондапаринукса среди мужчин и женщин (рис. 2). Вне зависимости от пола и времени начала симптомов не было также значительной разницы в показателях частоты развития острых кровотечений в контрольной группе и группе, в которой пациенты принимали фондапаринукс (рис. 3).
После отбора клопидогрель назначался у 735 (26%) пациентов, 709 из них (96,5%) также принимали аспирин. Сопутствующий прием клопидогреля значительно не влиял на эффективность фондапаринукса по сравнению с контрольной группой (рис. 2). Частота развития острых кровотечений была одинаково низкой в обеих группах с и без сопутствующего приема клопидогреля (рис. 3).
У пациентов с ОИМ с элевацией сегмента ST прием фондапаринукса в течение 8 дней значительно снизил частоту случаев смерти и повторного инфаркта на протяжении первых 30 дней (по сравнению с этими показателями при приеме плацебо и введении НФГ (в течение 42 часов). Большинство пациентов также получали аспирин, β-блокаторы и ингибиторы АПФ для улучшения прогноза после перенесенного ИМ с элевацией сегмента ST [6, 13, 14]. Риск развития кровотечений и инсультов при назначении фондапаринукса не повышался, что соответствует результатам основных исследований OASIS-5 и OASIS-6 [10, 11]. Эффект при приеме фондапаринукса и НФГ (в контрольной группе) значительно не отличался, однако в течение первых 3 дней преимущество приема фондапаринукса было очевидным.
Хотя всем пациентам с ОИМ с элевацией сегмента ST рекомендуется проведение реперфузионной терапии, количество больных с этим диагнозом, которым противопоказана данная терапия, по результатам последних клинических исследований, варьирует 
от 21 до 46% [8, 11, 15]. Также это зависит от причины отмены реперфузионной терапии (например, время от начала проявления симптомов). В Национальном американском регистре ИМ (NRMI 2 и NRMI 3) около 30% пациентов из 376 753 больных с ИМ с элевацией сегмента ST, которые поступили в течение 12 часов от начала проявлении симптомов, не проводилась реперфузионная терапия (в период 1994-1999 гг.) [16]. Во Всемирном регистре острых коронарных событий больных (GRACE) у 30% пациентов из 1 763, поступивших в течение 12 часов от начала проявления симптомов, не проводилось реперфузионное лечение. Причинами того, что пациентам не назначается реперфузионная терапия, могут быть позднее обращение, ограниченный доступ к проведению реперфузионной терапии, недостаток экономических ресурсов в развивающихся странах, абсолютные и относительные противопоказания к реперфузионной терапии (высокий риск развития кровотечений, пожилой возраст, женский пол) [3]. В исследовании OASIS-6 не выполнялась реперфузионная терапия пациентам пожилого возраста, с артериальной гипертензией, сердечной недостаточностью, предыдущими ИМ и инсультами, что частично объясняет высокий уровень развития ишемии по сравнению с пациентами, которым была проведена реперфузионная терапия. Согласно данным NRMI и GRACE, реперфузионная терапия редко назначается пациентам с высоким риском (например, лицам пожилого возраста, с застойной сердечной недостаточностью, с аортокоронарным шунтированием, сахарным диабетом) и пациентам без загрудинной боли [3, 17]. Таким образом, все пациенты с ОИМ с элевацией сегмента ST, которым не проводилась реперфузионная терапия, находятся в группе риска, поэтому даже самое незначительное снижение частоты случаев смерти и повторного инфаркта среди данных пациентов является клинически значимым.
При пересмотре результатов клинических исследований, которые оценивали использование НФГ у пациентов с ОИМ с элевацией сегмента ST (до эры реперфузии), отмечалось снижение смертности и частоты случаев повторного инфаркта на 17 и 22% соответственно [18]. В этих исследованиях аспирин редко использовался, поскольку его прием редко давал положительные результаты. В настоящем исследовании с использованием аспирина в основном проводился анализ эффективности приема фондапаринукса и сопутствующих результатов эффективности приема плацебо и НФГ (в контрольной группе).
Анализировался также эффект от введения низкомолекулярного гепарина (одновременно с аспирином) пациентам с ОИМ с элевацией сегмента ST, которым не назначалась реперфузионная терапия. В исследовании ТЕТАМI (назначение эноксапарина и тирофибана пациентам с ОИМ) принимали участие 1 224 пациента с ОИМ с элевацией сегмента ST, которым не проводилась реперфузионная терапия [7]. Сравнивался эффект от введения эноксапарина (подкожно 2 раза в день) в течение 2-8 дней и НФГ с и без использования антагониста рецепторов гликопротеина IIb/IIIa – тирофибана (факториальный план 2 х 2). При назначении эноксапарина и НФГ не отмечалось достоверной разницы в показателях смертности, частоте развития повторного инфаркта или повторной стенокардии в течение первых 30 дней. Также не наблюдалось значительных отличий в безопасности данных препаратов. Дополнительное назначение тирофибана также не давало положительных результатов.
При проведении исследования CREATE оценивалась эффективность низкомолекулярного гепарина ревипарина и плацебо у 21% пациентов с ОИМ без реперфузионной терапии (3 325 из 15 570 больных). Введение ревипарина (подкожно дважды в день в течение 7 дней) снизило частоту случаев смерти, повторного инфаркта и инсульта в течение первых 7 дней по сравнению с назначением плацебо (ОР 0,79; ДИ 95% 0,65-0,95). Наблюдалось значительное увеличение частоты случаев развития кровотечений (в том числе внутричерепных) при приеме ревипарина, хотя частота случаев развития кровотечений в группах, где не проводилась реперфузионная терапия, была низкой. Ревипарин можно использовать как альтернативный антитромботический препарат у пациентов с ОИМ и элевацией сегмента ST без реперфузионной терапии, однако этот препарат еще не достаточно изучен. Исследования по оценке эффективности более современных антитромботических препаратов (прямых ингибиторов тромбина и внутривенных ингибиторов тромбоцитов) у пациентов с ОИМ с элевацией сегмента ST без реперфузионной терапии не проводились.
Ингибирование тромбоцитов аспирином снижает уровень смертности совместно и без проведения сопутствующей реперфузионной терапии, что является основным условием для проведения антитромботической терапии у пациентов с ОИМ с элевацией сегмента ST [6]. Последнее исследование (СОММIТ – изучение эффективности клопидогреля и метопролола у пациентов с ИМ) по оценке эффективности назначения клопидогреля и аспирина показало значительное снижение частоты случаев смерти, повторного инфаркта или инсульта без повышения риска развития острых кровотечений по сравнению с назначением только аспирина у 45 852 пациентов с ОИМ с элевацией сегмента ST [15]. К сожалению, результаты исследования (СОММIТ) не были доступны во время проведения OASIS-6, поэтому только у 25% пациентов назначались клопидогрель и аспирин. Согласно результатам исследования, были доказаны эффективность и безопасность фондапаринукса.
Уникальным аспектом фондапаринукса является то, что при приеме данного препарата пациентами с ОИМ с элевацией сегмента ST, которым не проводилась реперфузионная терапия, значительно снижается частота случаев смерти, повторного инфаркта и не повышается частота развития острых кровотечений. Эти качества выделяют данный препарат среди остальных антитромботических средств, которые используются при ОИМ: НФГ, низкомолекулярный гепарин (эноксапарин и ревипарин), прямые ингибиторы тромбина, ингибиторы гликопротеинов IIb/IIIa [6, 8, 19-21]. Результаты исследования OASIS-6 демонстрируют более низкую частоту развития острых кровотечений при назначении фондапаринукса по сравнению с использованием эноксапарина (исследование OASIS-5). Это клинически важно, так как последние исследования острого коронарного синдрома показали, что развитие кровотечений напрямую связано с повышением уровня смертности [22, 23].
При проведении исследования имелся ряд ограничений. Был проведен изолированный анализ основных типов реперфузионной терапии (первичное ЧКВ, тромболитическая терапия и отсутствие реперфузионной терапии), использования НФГ, влияние пола и начала проявления симптомов на эффективность лечения. Следует с осторожностью относиться к исследованиям подгрупп, особенно к проводившимся в более поздний период (например, анализ подгруппы пациентов, которым назначался клопидогрель), в связи с тем, что осуществляется большое количество обследований. Отсутствие статистической неоднородности в разных подгруппах пациентов, которым не проводилось первичное ЧКВ, дает уверенность в том, что фондапаринукс будет эффективен и в других подгруппах пациентов. К сожалению, в исследовании не указывались индивидуальные причины отказа от проведения реперфузионной терапии (это являлось ограничением в данном исследовании). Причины отказа пациентам, доставленным в госпиталь позже 12 часов, или больным, которые были старше рекомендуемого возраста, очевидны.

Выводы 
Использование фондапаринукса (в виде подкожных инъекций) у пациентов с ОИМ с элевацией сегмента ST, которым не проводилась реперфузионная терапия, значительно снижает частоту случаев смерти, повторного инфаркта без увеличения риска развития острых кровотечений и инсульта по сравнению со стандартной терапией. Полученные результаты исследования демонстрируют преимущества препарата, применение которого снижает риск развития ишемии и является безопасным.

1 Клинический исследовательский центр при университетском госпитале, Упсала, Швеция.
2 Медицинский отдел Исследовательского института здоровья нации, Университет МакМастера, Институт науки о здоровье, Гамильтон, Канада.


Сокращенный первод основного текста подготовлен к.м.н. О.Н. Лазаренко.

Eur Heart J., 2008; 29: 315-323.

Полный текст читайте на сайте www.escardio.org

Наш журнал
в соцсетях:

Выпуски за 2008 Год

Содержание выпуска 7-8 (18-19), 2008

  1. Т.М. Бенца, Е.А. Фогель, П.Л. Шупика

  2. Т.В. Мироненко, С.Г. Перетятько

  3. Л.Б. Новикова, Г.Г. Валитова

  4. Н.Н. Каладзе, Л.А. Семеренко, С.И. Георгиевского

  5. В.И. Черний, А.Н. Колесников, Г.А. Городник и др.

Содержание выпуска 6 (17), 2008

  1. М.Н. Долженко, П.Л. Шупика

  2. В.І. Денисюк, О.В. Ковальчук, О.В. Денисюк та ін.

  3. Н.Д. Чеботарев

  4. Л.М. Ена, В.О. Артеменко

  5. Н.К. Мурашко, П.Л. Шупика

  6. Т.В. Мироненко

Содержание выпуска 5 (16), 2008

  1. А.В. Фонякин, Е.В. Самохвалова, Л.А. Гераскина

  2. И.М. Меллина, Л.Б. Гутман, А.А. Гудыменко

  3. І.П. Катеренчук

  4. В.И. Волков, С.А. Серик, Л.Т. Малой

  5. И.З. Самосюк, Н.И. Самосюк, П.Л. Шупика

  6. В.А. Левченко

Содержание выпуска 4 (15), 2008

  1. С.М. Кузнєцова

  2. А.П. Волосовец, С.П. Кривопустов, Т.С. Мороз и др.

  3. В.К. Тащук, Т.О. Ілащук

  4. В.С. Ткачишин, О.О. Богомольця

  5. В.К. Гаврисюк, Ф.Г. Яновского

  6. А.И. Фролов, Н.В. Пелех, Н.Д. Стражеско и др.

Содержание выпуска 3 (14), 2008

  1. В.К. Тащук

  2. Б.И. Голобородько

  3. В.І. Смоланка

  4. О.Н. Ковалева, Т.Н. Амбросова

  5. В.О. Шумаков, М.Д. Стражеска

  6. А.И. Фролов, Н.В. Пелех, Н.Д. Стражеско и др.

Содержание выпуска 2 (13), 2008

  1. В.І. Паньків

  2. Ю.С. Рудык, Л.Т. Малой, Н.А. Кравченко и др.

  3. В.О. Шумаков, М.Д. Стражеска

  4. В.И. Черний, Т.В. Островая, И.А. Андронова и др.

  5. П.И. Никульников, А.О. Данилец, А.А. Шалимова

Содержание выпуска 1 (12), 2008

  1. В.А. Шульман

  2. Н.К. Рунихина, Б.Я. Барт, О.Н. Ткачева

  3. В.И. Савченко

  4. П.И. Никульников, Г.Г. Влайков, А.А. Гуч и др.

  5. В.О. Шумаков, М.Д. Стражеска

  6. В.К. Гринь, О.И. Столика, В.Б. Костогрыз и др.