Розділи: Лекція

Статины в лечении больных с инфарктом миокарда

В.И. Целуйко, Н.Е. Мищук, Харьковская медицинская академия последипломного образования

Известно, что развитие инфаркта миокарда (ИМ) в большинстве случаев обусловлено наличием нестабильной атеросклеротической бляшки, повреждение покрышки которой способствует формированию атеротромбоза. В зависимости от размеров, состава и степени распространения выделяют пристеночный и окклюзирующий тромб, которые формируют специфические изменения электрокардиограммы (ЭКГ) – с элевацией сегмента ST или без. Принято считать, что элевация сегмента ST наблюдается при наличии окклюзирующего тромба, в состав которого входят как тромбоциты, так и фибрин. Именно при этой форме ИМ показана тромболитическая терапия. Целесообразность применения фибринолитика при ИМ с элевацией сегмента ST (STЕMI) и отсутствие показаний к данному виду терапии при остром коронарном синдроме (ОКС) без элевации сегмента ST обусловили наличие отдельных рекомендаций при этих состояниях. Если сравнить последние рекомендации Европейского общества кардиологов (ESC) по ведению больных с ИМ в зависимости от динамики сегмента ST [1, 2], то обращают на себя внимание не только различия, касающиеся использования фибринолитической терапии, но и отношение к применению статинов.

В рекомендациях по лечению ОКС без элевации ST подчеркивается необходимость назначения статинов как можно в более ранние сроки, а также целесообразность агрессивной липидснижающей терапии с целевым уровнем холестерина (ХС) липопротеидов низкой плотности (ЛПНП) < 1,81 ммоль/л. Эксперты ESC отмечают, что раннее назначение статинов направлено на стабилизацию атеросклеротической бляшки, достижение противовоспалительного эффекта, восстановление функции эндотелия. Подчеркивается, что назначение статинов с первых дней заболевания повышает готовность больного продолжать их прием в дальнейшем.

Согласно рекомендациям по лечению ОКС без элевации ST (ESC, 2008), всем больным, которые не имеют противопоказаний, следует назначать статины независимо от уровня ХС, в ранние сроки после поступления (1-4-й день), с целевым уровнем ХС ЛПНП < 100 мг/дл (< 2,6 ммоль/л) (класс I, уровень доказательности B); интенсивную липидснижающую терапию с целевым уровнем ХС ЛПНП < 70 мг/дл (< 1,81 ммоль/л), начатую в течение 10 дней после госпитализации (класс IIa, уровень доказательности B).

В то же время в рекомендациях ESC по ведению больных со STЕMI отношение к статинам сформулировано неоднозначно: «Применение статинов рекомендовано пациентам, перенесшим ИМ, для вторичной профилактики, с целевым уровнем общего ХС 175 мг/дл (4,5 ммоль/л), если возможно – 155 мг/дл (4,0 ммоль/л); целевым уровнем ХС ЛПНП – 100 мг/дл, если возможно – 80 мг/дл (2,0 ммоль/л)» [2].

Применению гиполипидемической терапии при STЕMI в рекомендациях Американского общества кардиологов/Американской ассоциации сердца (АСС/АНА) посвящен гораздо более обширный раздел с детализацией тактики врача в зависимости от уровня липидов крови, определяемых в первые 24 часа после госпитализации [3].
1. Оценить липидный профиль натощак у всех пациентов в течение 24 часов после госпитализации по поводу острого коронарного события. Для госпитализированных больных показано назначение липидснижающего препарата перед выпиской по следующей схеме (класс I, уровень доказательности A):
• уровень ХС ЛПНП должен быть < 100 мг/дл (класс I, уровень доказательности A);
• целесообразно дальнейшее снижение уровня ХС ЛПНП < 70 мг/дл (класс IIa, уровень доказательности A);
• если исходный уровень ХС ЛПНП ≥ 100 мг/дл, то следует инициировать липидснижающую терапию (класс I, уровень доказательности A);
• если на фоне лечения уровень ХС ЛПНП ≥ 100 мг/дл, рекомендуется усилить терапию (может потребоваться комбинация препаратов) (класс I, уровень доказательности A).
• если исходный уровень ХС ЛПНП 70-100 мг/дл, целесообразно его снижение < 70 мг/дл (класс IIa, уровень доказательности A);
• при уровне триглицеридов (ТГ) ≥ 150 мг/дл или уровне ХС ЛПВП < 40 мг/дл рекомендуется отказ от курения, интенсификация физической нагрузки, снижение веса (класс I, уровень доказательности B);
• если уровень ТГ 200-499 мг/дл, уровень ХС ЛП не-ВП должен быть < 130 мг/дл (класс I, уровень доказательности B);
• если уровень ТГ 200-499 мг/дл, уровень ХС ЛП не-ВП должен быть < 100 мг/дл (класс IIa, уровень доказательности B).
2. Для снижения уровня ХС ЛП не-ВП рекомендуется:
• более интенсивная статинотерапия, направленная на снижение уровня ХС ЛПНП (класс I, уровень доказательности B);
• ниацин (после ХС ЛПНП-снижающей терапии) (класс IIa, уровень доказательности B);
• фибраты (после ХС ЛПНП-снижающей терапии) (класс IIa, уровень доказательности B).
3. При уровне ТГ ≥ 500 мг/дл для снижения риска панкреатита показаны фибраты или ниацин перед ХС ЛПНП-снижающей терапией и снижение уровня ХС ЛПНП до целевого значения после ТГ-снижающей терапии. Рекомендуется достижение ХС ЛП не-ВП < 130 мг/дл (класс I, уровень доказательности С).

Согласно приведенным данным, рекомендована агрессивная тактика с существенным снижением уровней ХС ЛПНП и ТГ. Однако остается не до конца понятным, почему назначение липидснижающей терапии перенесено на период выписки из стационара, то есть по американским стандартам – на 4-7-й день.

Эти различия в рекомендациях, безусловно, вызывают повышенный интерес к проблеме и необходимость разобраться, насколько показаны статины при STЕMI. Исходя из патогенетических механизмов, их применение представляется целесообразным – развитие STЕMI в 90% случаев обусловлено атеротромбозом, а ингибиторы КоА-редуктазы обладают стабилизирующим влиянием на атеросклеротическую бляшку. Если отсутствие четких рекомендаций связано с недостаточной доказательной базой, возникает вопрос: следует ли воздержаться от применения статинов в острой фазе STЕMI в ожидании результатов новых трайлов или уже сегодня применять статины, базируясь на результатах ограниченных исследований и регистров. На аргументах в пользу второго подхода хотелось бы остановиться несколько подробней.

Аргументы в пользу применения статинов при STЕMI:
1. Единство патогенетических механизмов и наличие доказательств положительного влияния статинов при ИМ с элевацией и без элевации сегмента ST.
2. Улучшение прогноза больных, принимавших статины в остром периоде ИМ с элевацией и без элевации сегмента ST, по данным многочисленных регистров.
3. Наличие пилотных исследований, подтверждающих целесообразность раннего назначения ингибиторов КоА-редуктазы при STЕMI, особенно при проведении инвазивных вмешательств.

Дислипидемия при остром ИМ: оценка, прогностическое значение

До недавнего времени в рутинной клинической практике отношение к назначению статинов при остром ИМ (ОИМ) для снижения уровня липидов было сдержанным. Такой подход был основан на результатах исследований 50-летней давности, согласно которым в острой фазе ОКС происходит значительное спонтанное изменение липидемии. Было выявлено снижение уровней общего ХС, ХС ЛПНП и ХС липопротеидов высокой плотности (ЛПВП) на 10-20%, а также увеличение уровня ТГ на 20-30% [4]. С учетом такой динамики липидов в острой фазе ОКС в рекомендациях ACC/AHA определение липидемии должно проводиться в первые сутки после госпитализации [3].

В 2007 г. в рамках исследования LUNAR (Limiting of UNdertreatment of lipids in ACS with Rosuvastatin) была проведена оценка уровня липидов и их динамики в течение первых дней госпитализации у больных с ОКС на фоне современных подходов к лечению [5]. Определение уровня липидов проводилось до назначения статинов, на 1-й, 2-й и 4-й день госпитализации натощак у 507 пациентов с ОКС (212 – STEMI, 176 – N-STEMI, 119 – с нестабильной стенокардией). Оказалось, что в первые дни ОКС происходят лишь небольшие, клинически незначимые изменения уровня липидов сыворотки. Результаты исследования позволили сделать вывод:
• при ведении больных с ОКС нельзя рассчитывать на спонтанное снижение липидов;
• для принятия решения об оптимальном режиме липидснижающей терапии можно руководствоваться определением уровня липидов натощак в более широком временном окне (до 4 суток).

Отрицательное прогностическое значение нелеченной дислипидемии у больных ОИМ подтверждается данными регистра OPERA, опубликованными в 2007 г. [6]. Особенность этого регистра состояла в том, что были включены только больные, отвечающие новому определению ИМ «как некроза сердечной мышцы любого объема, обусловленного ишемией» (ESC/ACC). В регистре участвовали 56 центров Франции, включивших 2 151 пациента с ИМ (STEMI и N-STEMI). По результатам многофакторного анализа, наиболее значимым предиктором внутригоспитальной смерти оказалась нелеченная дислипидемия и лишь затем – другие, хорошо известные факторы риска (возраст, диабет, низкий уровень артериального давления [АД] при поступлении). При анализе результатов наблюдения больных с ИМ в течение года неблагоприятное прогностическое значение нелеченной дислипидемии уступало лишь влиянию сердечной недостаточности и возраста, а также было более значимым, чем наличие диабета, высокой частоты сердечных сокращений (ЧСС) и низкого уровня АД при поступлении. По данным регистра OPERA, применение статинов ассоциировалось со снижением риска как госпитальной, так и годовой летальности по сравнению с больными без дислипидемии. Эта закономерность сохранялась и в подгруппе больных со STEMI. В то же время в исследовании выявлено, что возможности статинотерапии у больных, включенных в регистр OPERA, использовались недостаточно: при поступлении статины назначали менее чем половине пациентов, при выписке – 80%, а к концу года наблюдения препараты этой группы принимали только 83% больных. И в заключение авторы ставят тот же вопрос, который мы поставили в начале обзора: насколько существенны различия между пациентами со STEMI и N-STEMI. В основе обоих состояний лежит единый патофизиологический процесс, в одинаковой степени необходимо лечение, направленное на предупреждение разрыва бляшки. Несмотря на то что в остром периоде течение заболевания у пациентов без элевации сегмента ST более благоприятное, годичный прогноз подобен больным со STEMI. По мнению авторов, полученные данные подтверждают правильность определения STEMI и N-STEMI единым термином – ИМ.

Статинотерапия при воспалении, ассоциированном с ОИМ

В настоящее время имеются убедительные данные, свидетельствующие о существенном влиянии выраженности воспалительного процесса в атеросклеротической бляшке на течение и прогноз больных с ИМ. Косвенным признаком активности воспалительного процесса в бляшке является повышение маркеров системного воспаления в крови.

Поиску факторов, которые влияют на прогноз у больных, перенесших ИМ, была посвящена также работа, выполненная под руководством профессора А.Н. Пархоменко [7]. Анализ большого количества клинико-инструментальных и лабораторных показателей у 940 больных, перенесших ИМ (среди которых 493 пациента наблюдали в течение 5 лет), позволил выделить значимые предикторы неблагоприятного прогноза. Среди восьми наиболее важных факторов риска сердечно-сосудистых осложнений у лиц, перенесших ИМ, есть лейкоцитоз, известный как один из маркеров воспалительного процесса.

В другом исследовании с участием 3 225 пациентов с ОКС [8] доказано, что риск летального исхода

в 30-дневный период у больных верхнего квартиля по уровню hsCRP в 4,6 раза выше, чем в квартиле с низким уровнем показателя, а в течение 10 месяцев – выше в 3,9 раза. У пациентов со STEMI уровень hsCRP, превышающий 10 мг/л, оказался прогностически неблагоприятным относительно риска смерти. Была установлена связь между повышением уровня hsCRP и развитием сердечной недостаточности в 30-дневный период и в течение 10 месяцев.

В исследовании A. Link et al. (2006) изучалось влияние розувастатина на динамику иммунологических показателей у больных с ОКС [9]. Было обследовано 35 пациентов с тропонин-положительным ОКС, рандомизированных в две группы: лечение розувастатином в дозе 20 мг/сут или прием плацебо. Противовоспалительный эффект розувастатина оценивали по уровню продукции лимфоцитами цитокинов до начала и в динамике лечения. По сравнению с плацебо применение розувастатина у больных с ОКС сопровождалось быстрым иммуномодулирующим эффектом на уровне активации Т-лимфоцитов [9].

Доказательства неблагоприятного прогностического значения повышения маркеров воспаления при ИМ, с одной стороны, и известные противовоспалительные эффекты статинов – с другой, являются, с нашей точки зрения, весомым аргументом в пользу раннего применения статинов у больных с ИМ.

Статинотерапия аритмий, возникающих при ОИМ

В последние годы появились данные о том, что одной из причин благоприятного влияния статинов на прогноз больных после инфаркта может быть их влияние на аритмогенез [10].

Применение статинов сопровождается снижением образования изопреноидных промежуточных продуктов биосинтеза ХС, выполняющих роль липидных фрагментов внутриклеточных сигнальных молекул, что влияет на работу различных сигнальных путей. Модуляция внутриклеточной передачи сигналов и соотношения ХС/фосфолипиды клеточных мембран под влиянием статинов может сопровождаться благоприятным изменением тонуса вегетативной нервной системы и/или повышением электрической стабильности миоцитов. Сравнительно недавно получены данные о способности розувастатина восстанавливать вариабельность ЧСС и АД у мышей с наследственной дислипидемией [11], о нормализации вегетативного контроля при экспериментальной сердечной недостаточности под влиянием симвастатина [12], об уменьшении поздних потенциалов и желудочковых нарушений ритма при назначении правастатина больным с ОИМ [13], а также об уменьшении рецидивов желудочковых тахикардий (ЖТ) на фоне статинотерапии у пациентов с имплантированным кардиовертер-дефибриллятором [14].

В этом контексте чрезвычайно интересны результаты анализа данных 3 137 больных со STEMI из немецкого регистра ACOS (German Acute Coronary Syndrome Registry) [10], которым в госпитальном периоде было проведено мониторирование ЭКГ по Холтеру. У 11% пациентов была выявлена неустойчивая желудочковая тахикардия (нЖТ). В группе больных, не принимавших статины, годичная смертность составила 9% у пациентов без нЖТ, а при наличии нЖТ – достигала 25%. Лечение статинами сопровождалось значительным снижением смертности – 3,2% в отсутствие эпизодов нЖТ и 5,3% при наличии нЖТ (различие было недостоверным). Авторы пришли к выводу, что наличие нЖТ в остром периоде ИМ связано со значительным увеличением риска смерти только для больных, не принимавших статины.

Эффективность статинов в остром периоде ИМ по данным регистров

Положительное влияние раннего назначения статинов на прогноз при ОИМ было продемонстрировано во многочисленных регистрах и наблюдательных исследованиях.

Так, в 2001 г. U. Stenestrand et al. опубликовали результаты анализа данных регистра RIKS-HIA, содержащего информацию о пациентах, госпитализированных с диагнозом ОИМ в 58 госпиталях Швеции за период 1995-1998 гг. [15]. До выписки из стационара статины получали 5 528 пациентов, 14 071 больному эти препараты не назначались. Применение статинов сопровождалось снижением смертности пациентов через один год после ОИМ более чем два раза: 4% по сравнению с 9,3% в группе больных, не принимавших данные препараты (p < 0,001). Это снижение смертности прослеживалось во всех подгруппах независимо от возраста, пола, основных клинических характеристик и медикаментозной терапии [15].

Благоприятный эффект раннего (первые 24 часа) назначения статинов при ОИМ подтвердился также по результатам наблюдения 300 823 пациентов, включенных в Национальный регистр США в 2000-2002 гг. (National Registry of Myocardial Infarction-4). Применение статинов привело к значительному снижению частоты ранних осложнений ОИМ и внутригоспитальной смертности. По сравнению с больными, которым эти препараты не назначались, продолжение или начало их приема в течение 24 часов после ОИМ было связано со значительным снижением риска смерти (4,0 и 5,3% против 15,4% соответственно). Раннее применение статинов сопровождалось уменьшением риска развития кардиогенного шока, аритмий, остановки или разрыва сердца, но не рецидива ИМ. Установлено, что отмена статинов у пациентов, принимавших их до развития ОИМ, привела к достоверному увеличению относительного риска смерти до 1,25 (p < 0,0001) по сравнению с больными, не принимавшими статины вообще [16].

Большое количество работ посвящено применению данной группы препаратов при инвазивных вмешательствах у пациентов со STЕMI [17]. Так, учеными из Нидерландов приведены результаты регистра 1 513 больных со STЕMI, подвергшихся ангиопластике в период с апреля 1997 г. по октябрь 2001 г. Среди этих пациентов 893 получали статины, 620 – нет. Наблюдение за больными в течение года с последующим мультифакторным анализом данных позволило доказать, что применение статинов способствует достоверному снижению летальности на 76%. Авторы делают вывод о необходимости применения этой группы препаратов. Следует отметить, что результаты регистра были опубликованы еще в 2004 г.

Дальнейшие исследования подтвердили целесообразность применения статинов перед проведением перкутанных вмешательств у больных со STЕMI [18]. Анализ выживаемости 950 пациентов в 30-дневный период после вмешательства доказал, что применение статинов достоверно снижает летальность (1,5 против 3,8% в группе больных, не получавших ингибиторы КоА-редуктазы перед ангиопластикой).

Тем не менее, при всей важности выводов о пользе раннего применения статинов при ОИМ по результатам наблюдательных исследований и регистров их доказательная ценность ограничивалась отсутствием рандомизации и ретроспективной оценки результатов вмешательства. Это послужило поводом для проведения серии контролируемых рандомизированных клинических исследований, посвященных изучению эффективности статинов при ОКС, и нескольких метаанализов их результатов [19-21].

Наиболее крупный метаанализ A. Bavry et al., опубликованный в 2007 г., подтвердил преимущества терапии статинами, начатой в период госпитализации по поводу ОКС [21]. Авторы анализировали результаты лечения больных с ОКС с использованием раннего назначения статинов по сравнению с менее интенсивной тактикой снижения уровня липидов. Были использованы данные семи исследований (L-CAD, PTT, FLORIDA, Colivicchi et al., PROVE-IT, ESTABLISH, A to Z) с включением 9 553 пациентов, которые начали принимать статины в течение 12 дней от момента госпитализации. Было показано, что раннее назначение статинов больным с ОКС связано с достоверным снижением общей смертности, нестабильной стенокардии и потребности в реваскуляризации. Преимущества применения статинов постепенно нарастали со временем, достигая достоверного уровня приблизительно через 24 месяца. Такая длительность терапии статинами, начатой в остром периоде ОКС у 84 пациентов, позволяла спасти жизнь одного больного.

Многоцентровые исследования по применению статинов при ИМ

Исследования A to Z, TNT и ряд других были посвящены изучению целесообразности применения статинов у лиц с ОКС, влиянию на течение ОКС предшествующего приема статинов и обоснованию необходимости применения высоких доз с агрессивным снижением уровня липидов. Убедительно доказано благоприятное влияние приема статинов на течение ОКС и риск развития осложнений и смерти.

Целесообразность агрессивного снижения ХС ЛПНП у больных с ОКС была установлена в исследовании PROVE IT-TIMI 22. Результаты этого трайла свидетельствуют, что лечение аторвастатином в дозе 80 мг по сравнению с правастатином в дозе 40 мг не только способствовало более значительному уменьшению уровня атерогенных липопротеидов, но и обеспечило снижение первичных конечных точек (смерть, инфаркт, инсульт, нестабильная стенокардия, потребность в реваскуляризации) на 16% [22].

Учитывая рекомендации о необходимости агрессивного контроля липидов при ИМ, в исследованиях, посвященных применению статинов в остром периоде, чаще используют препараты с наиболее выраженным гиполипидемическим эффектом (аторвастатин или розувастатин).

Двойное слепое контролируемое плацебо рандомизированное исследование CENTARIUS было посвящено сравнительной оценке эффективности аторвастатина и розувастатина у больных с ОКС, которым было проведено перкутанное вмешательство. Данный трайл, результаты которого обнародованы в 2008 г., стал первым исследованием, при котором условием было раннее назначение статинов – менее чем 48 часов. Наблюдение за больными продолжалось в течение трех месяцев. Оценивали влияние терапии на показатели липидного обмена (общий ХС, ТГ, ХС ЛПНП, ХС ЛПВП, Апо А-I, Апо В, Апо А-I/Апо В, ХС ЛНПН/ХС ЛПВП, другие коэффициенты атерогенности) и C-реактивный белок (СРБ). Вторичными конечными точками были уровень тропонина и маркеры системного воспаления – интерлейкин-10, интерлейкин-18 и CD40L. Все обследованные были условно разделены на три группы: І группа – розувастатин в дозе 20 мг, ІІ группа – плацебо в госпитальный период (максимум 6 дней), затем розувастатин в дозе 20 мг, ІІІ группа – плацебо в госпитальный период (максимум 6 дней), затем аторвастатин в дозе 80 мг. В исследовании с участием 101 центра был рандомизирован 1 121 пациент, среди которых 221 больной с первых дней принимал розувастатин, а 887 – плацебо. Проведенный анализ результатов биохимического исследования показал, что в группе раннего назначения розувастатина нормализующее влияние терапии было несколько более выраженным. Данная закономерность прослеживалась как относительно показателей липидного обмена, так и СРБ. Существенной динамики интерлейкинов не отмечалось.

Исследования, посвященные изучению эффективности статинов при STEMI, единичны и, как правило, информацию об этой группе пациентов мы черпаем при субанализе результатов исследований, посвященных ОКС. В настоящее время проводится несколько исследований по STEMI, но они в основном включают больных, которых лечат преимущественно инвазивными методами.
• Применение статинов для предупреждения гибели миокарда (The Use of Statins for Myocardial Death Prevention). Цель исследования – изучить влияние высоких доз статинов у пациентов со STEMI, которым проводилось перкутанное коронарное вмешательство, на предупреждение гибели кардиомиоцитов и сохранение фракции выброса левого желудочка. Исследуемый препарат – аторвастатин, применяемый в двух дозах (10 и 80 мг). Планируемое время проведения исследования – 2008-2010 гг.
• Эффективность высокой нагрузочной дозы аторвастатина перед первичным перкутанным коронарным вмешательством по поводу ИМ с элевацией ST (STATIN STEMI). Цель – оценить влияние приема аторвастатина в дозе 80 мг перед перкутанным вмешательством на риск развития периоперационных осложнений и нежелательных кардиальных событий (смерть, инфаркт, реваскуляризация) в течение 30 дней.
• Влияние аторвастатина в дозе 10 мг по сравнению аторвастатином в дозе 40 мг на коронарный резерв и мобилизацию стволовых клеток костного мозга у больных с ОИМ при наблюдении в течение 8 месяцев. Это исследование, выполняемое в настоящее время в Корее, также посвящено оценке эффективности различных доз аторвастатина у пациентов с ОИМ при проведении перкутанного вмешательства в сочетании с клеточной терапией.

Таким образом, анализ представленных результатов исследований свидетельствует о необходимости обязательного назначения статинов при ОКС, желательно в наиболее ранние сроки, с использованием препаратов, обладающих выраженными гиполипидемическими свойствами и обеспечивающих не только целевые уровни ХС ЛПНП, но и противовоспалительный эффект. Что касается STEMI, то единство патогенетических механизмов, результаты регистров и субанализа исследований, на наш взгляд, позволяют рекомендовать при ИМ единый подход к назначению статинов.

Литература

1. Guidelines for the diagnosis and treatment of non-ST-segment elevation acute coronary syndromes // European Heart Journal. – 2007. – Vol. 28. – P. 1598-1660.
2. Management of acute myocardial infarction in patients presenting with persistent ST-segment elevation // European Heart Journal. – 2008. – Vol. 29. – P. 2909-2945.
3. Focused update of the ACC/AHA (2007) Guidelines for the management of patients with ST-elevation myocardial infarction (2004) // J Am Coll Cardiol. – 2008. – Vol. 51. – P. 210-247.
4. Biorck G., Blomqvist G., Sievers J. Cholesterol values in patients with myocardial infarction and in a normal control group // Acta Med Scand. – 1957. – Vol. 156. – P. 493-497.
5. Pitt B., Loscalzo J., Ycas J et al. Lipid levels after acute coronary syndromes // J Am Coll Cardiol. – 2008. – Vol. 51. – P. 1440-1445.
6. Montalescot G., Dalongeville J., Van Belle E. et al. STEMI and NSTEMI: Are they so different? 1 year outcomes in acute myocardial infarction as defined by the ESC/ACC definition (the OPERA Registry) // Eur Heart J. – 2007. – Vol. 28 (12). – P. 1409-1417.
7. Пархоменко О.М., Гур'єва О.С., Іркін О.І. та ін. Шкала оцінки ризику несприятливих віддалених наслідків інфаркту міокарда // Серце і судини. – 2008. – № 4 (24). – C. 23-32.
8. Scirica B.M., Morrow D.A., Cannon C.P. et al. Clinical application of C-reactive protein across the spectrum of acute coronary syndromes // Clinical Chemistry. – 2007. – Vol. 53. – P. 1800-1807.
9. Link A., Ayadhi T., Bohm M. Rapid immunomodulation by rosuvastatin in patients with acute coronary syndrome // Eur Heart J. – 2006. – Vol. 27 (24). – P. 2945-2955.
10. Lorenz H., Junger C., Seidl K. et al. // Do statins influence the prognostic impact of non-sustained ventricular tachycardia after ST-elevation myocardial infarction? // Eur Heart J. – 2005. – Vol. 26 (11) – P. 1078-1085.
11. Pelat M., Dessy C., Massion P. et al. Rosuvastatin decreases caveolin-1 and improves nitric oxide-dependent heart rate and blood pressure variability in apolipoprorein E mice in vivo. Circulation. – 2003. – Vol. 107. – P. 2480-2486.
12. Pliquett R.U., Cornish K.G., Peuler J.D., Zucker I.H. Simvastatin normalizes autonomic neural control in experimental heart failure // Circulation. – 2003. – Vol. 107. – P. 2493-2498.
13. Kayikcioglu M., Can L., Evrengul H., Payzin S., Kultursay H. The effect of statin therapy on ventricular late potentials in a myocardial infarction // Int J Cardiol. – 2003. – Vol. 90. – P. 63-72.
14. Mitchell L.B., Powell J.L., Gillis A.M. and the AVID Investigators. Are lipid-lowering drugs also antiarrhythmic drugs? An Analysis of the Antiarrhythmic Versus Implantable Defibrillators (AVID) Trial // J Am Coll Cardiol. – 2003. – Vol. 42. – P. 81-87.
15. Stenestrand U., Wallentin L. Early statin treatment following acute myocardial infarction and 1-year survival // JAMA. – 2001. – Vol. 285. – P. 430-436.
16. Fonarow G.C., Wright R.S., Spencer F.A. et al. National Registry of myocardial infarction 4 investigators. Effect of statin within the furst 24 hours of admission for acute myocardial infarction on early morbidity and mortality // Am J Cardiol. – 2005. – Vol. 96. – P. 611-616.
17. De Luca G., Suryapranata H., Zijlstra F. et al. Statin therapy and mortality in patients with ST-segment elevation myocardial infarction treated with primary angioplasty // Netherlands Heart Journal. – 2004. – Vol.12, № 6. – P. 271-278.
18. Lev E.I., Kornowsky R., Vaknin-Assa H. et al. Comparison of the predictive value of four different risck scores for outcomes of patients with ST-elevation acute myocardial infarction undergoing
primary percutaneous coronary intervention // Am J Cariol. – 2008. – Vol. 102, № 1. – P. 6-11.
19. Wright R.S., Murphy J.C., Bybee K.A. et al. Statin lipid-lowering therapy for acute myocardial infarction and unstable angina: efficacy and mechanism of benefit // Mayo Clin Proc. – 2002. –
Vol. 77 (10). – P. 1085-1092.
20. Briel M., Schwartz G.G., Thompson P.L. et al. Effect of early treatment with statins on short-term clinical outcomes in acute coronary syndromes: a meta-analysis of randomized controlled trials // JAMA. – 2006. – Vol. 295 (17). – P. 2046-2056.
21. Bavry A.A., Mood G.R., Kumbhani D.J. Long-term benefit of statin therapy initiated during hospitalization for acute coronary syndrome: a systematic review of randomized trials // Am J Cardiovasc Drugs. – 2007. – Vol. 7 (2). – P. 135-141.
22. Cannon C.P., Braunwald E., McCabe C.H. et al. Intensive versus Moderate Lipid Lowering with Statins after Acute Coronary Syndromes // N Engl J Med. – 2004. – Vol. 350. – P. 1495-1504.

Наш журнал
у соцмережах:

Випуски за 2009 Рік

Зміст випуску 8 (27), 2009

  1. К.Г. Кремец, В.А. Яцик

  2. Е.И. Чуканова

  3. Л.А. Шевченко, В.А. Евдокимов

  4. С.П. Московко, С.М. Стаднік, М.І. Пирогова

  5. Н.С. Гончарова, О.М. Моисеева, В.А. Алмазова

Зміст випуску 6-2, 2009

  1. Н.П. Копица, Л.Т. Малой

  2. Б.И. Голобородько

  3. О.Н. Лазаренко, П.Л. Шупика, А.О. Лазаренко и др.

  4. А.И. Дядык, А.Э. Багрий

  5. В.И. Целуйко, Н.Е. Мищук

  6. В.І. Денисюк, О.В. Денисюк, М.І. Пирогова

  7. В.К. Тащук, Т.О. Ілащук

  8. Н.П. Копица, Н.В. Титаренко, Н.В. Белая и др.

  9. В.И. Савченко

  10. В.И. Савченко

  11. Е.Б. Волошина, Е.А. Филиппова

Зміст випуску 1 (20), 2009

  1. Л.К. Соколова

  2. Л.А. Бокерия, А.Г. Полунина, Н.П. Лефтерова и др.

  3. О.Н. Ковалева, А.В. Демиденко

  4. Н.А. Шаповалов, И.Т. Котилевская, А.А. Баранишин и др.

  5. Ю.О. Войціцький, С.О. Чемерис

  6. В.М. Зелений, В.І. Лавський, М.Є. Саніна та ін.

  7. А.Л. Аляви, М.Л. Кенжаев, Б.А. Аляви

  8. Л.Б. Новикова, Г.Н. Аверцев

Зміст випуску 1-1, 2009

  1. Т.С. Мищенко

  2. З.А. Суслина, А.В. Фонякин, М.А. Пирадов

  3. З.А. Суслина

  4. В.А. Яворская

  5. О.Г. Компаниец

  6. Л.А. Гераскина, А.В. Фонякин, З.А. Суслина

  7. Р.С. Акчурин, А.А. Ширяев, Э.Е. Власова и др.

  8. А.В. Фонякин, Л.А. Гераскина, З.А. Суслина

  9. Е.А. Широков

  10. В.Б. Симоненко

  11. С.М. Кузнецова, В.В. Кузнецов, Д.В. Шульженко

  12. В.А. Яворская, О.Б. Бондарь, Н.В. Долог и др.